ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Статьи 15 октября 2008, 16:34

Сотрудников 86 отдела милиции обвиняют в пытках

Во всем мире на городских стенах домов можно обнаружить аббревиатуру "ACAB". Это одна из самых популярных надписей. Расшифровывается она как «all cops are bastards» (переведите сами). Думается, что ребята, которые после фестиваля граффити оказались в 86 отделе милиции, будут впредь писать только эти четыре буквы – АСАВ. И вот почему…

На этой неделе глава Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности правительства Санкт-Петербурга Леонид Богданов утвердил план праздничного мероприятия ко дню милиции, выделив на его организацию и проведение 7 350 тыс. рублей. Официальное празднование будет включать в себя выставку, театрализованное действия, праздничный концерт, а также выступление спецподразделения милиции с показом техники. В общем, в последнее время на милицию денег, похоже, не жалеют. Так, с этого года заработало 86 отделение милиции, на открытие которого многие годы денег не находилось. Отделение новенькое, великолепно оснащенное. В автопарке отделения даже появились иномарки с дорогими кожаными салонами. Интересно, зачем отделению милиции дорогостоящие иномарки? Нельзя ли было купить машины попроще и сэкономить на какие-нибудь более важные цели? Но это ладно…

Бьют по почкам, пытают током

86 отделение милиции новое, а порядки старые. По крайней мере так утверждают люди, не по своей воле побывавшие в отделении милиции с примерно 16 часов 5 октября до 3 часов ночи 6 октября. Их даже нельзя назвать задержанными, так как, по словам ребят, протоколов об их задержании составлено не было.

Вот что рассказывает о произошедшем один из молодых людей, оказавшихся 5 октября в 86 отделении милиции: "Мы были на фестивале граффити с друзьями. Познакомились с ребятами. После того, как фестиваль закончился, где-то в 16 часов, мы пошли посидеть в один из дворов в районе Комендантского проспекта. Нас было 8 человек. Мы не пили и вели себя спокойно. Тут к нам подъезжает милицейская машина - иномарка. Я удивился, какие дорогие машины у милиции. Вышедшие из него сотрудники милиции подошли к нам и дословно сказали: "На чужой станции метро собираться компаниями более пяти человек запрещено". Нам объявили, что мы задержаны и должны ехать вместе с ними. Буквально тут же подъехал милицейский "бобик". Сотрудники милиции не предъявили нам своих документов, не представились, хотя мы просили их об этом. Мы все в "бобик" не влезли. Меня с другом посадили в кожаный салон иномарки.

В отделении милиции нам сказали, что мы скинхеды и караулили графферов. Я попробовал пошутить, меня ударили ладонью по лицу так, что у меня вылетела пломба. Меня и еще двоих ребят поставили лицом к стенке. Сказали, что мы наказаны. Остальные ребята сидели. Мы находились в большой комнате перед "обезьянником". Я попросил позвонить моей маме. Мне один из сотрудников милиции ответил: "Сначала поговорим, потом позвоним". Я сказал, что я несовершеннолетний. "Несовершеннолетние дома сидят", - ответил мне сотрудник милиции. Я потом еще несколько раз просил позвонить моим родителям. Другие ребята тоже просили. Но ничьим родителям так и не звонили. На наши просьбы пустить в туалет в течениенескольких часов нам также отвечали отказом.

Нас по одному стали заводить в комнату "для допросов". Выходившие ребята шептали, что там бьют по почкам. Когда зашел я, меня обыскали, досмотрели мои вещи и приказали раздеться по пояс. Сотрудники милиции объяснили это тем, что они хотят посмотреть мои татуировки. Татуировок у меня нет. Я разделся и предупредил, что по почкам меня бить нельзя, потому что мне недавно делали операцию. Это я соврал. Операцию мне делали еще в детстве и не на почки, но швы на животе видны до сих пор. Меня стали бить не по почкам, а по лицу. После этого сотрудники милиции стали требовать, чтобы я рассказал всю правду, что я на самом деле делал во дворе. "Иначе, - говорил один из них, - в ж… вставим палку тебе и прокрутим ее несколько раз". Если я не расскажу всю правду, мне угрожали подбросить наркотики.

Во время моего допроса дверь открыли и в кабинет буквально кинули моего знакомого. Его лицо опухло от побоев. Меня быстро вывели и поставили стоять лицом к стенке. Несколько часов я слышал, как знакомый кричал от боли. Позже, когда мы уже освободились, он рассказал, что его били по голове, стояли и прыгали на ней, подводили оголенные провода к мошонке и били током, приковывали наручниками и всячески издевались. Так продолжалось несколько часов. Когда он вышел из кабинета, его глаз не было видно. Брови опухли сантиметров на пять. Позже знакомый прошел медицинское освидетельствование. Ему зафиксировали сотрясение мозга и отслоение сетчатки глаза.

При мне в отделение милиции позвонили. Из обсуждения я понял, что собака не пускает врачей скорой помощи к больному. Взявший трубку стал спрашивать у других сотрудников милиции, находившихся в дежурной части: "Ты хочешь ехать? А ты?" Желающих ехать на вызов не нашлось. Через полчаса связались с кем-то по рации и попросили приехать на вызов. Еще минут через 45 по рации сообщили, что ни скорой, ни собаки в указанном месте уже нет.
Троих из нас часов в 7 отпустили. Я одному из ребят шепнул телефон моей мамы. Он ей позвонил, и мама часам к 8 подъехала к отделению милиции. Меня на две минуты показали ей, потом завели обратно. Маме сказали, что я задержан. Мама через стекло дежурной части увидела, что я стою, и спросила сотрудников милиции "почему?", тогда мне разрешили сесть.

Нас опять стали заводить в комнату для допросов, говорили, что те ребята, которые вышли, уже дали показания. Поэтому лучше нам признаться и рассказать правду. Меня отпустили где-то в 0.30, когда метро было уже закрыто. Со мной отпустили еще одного парня. Напоследок мне сказали, что "будут под меня копать". Нам пришлось платить деньги за машину, чтобы добраться домой. Остальных ребят отпустили часа в 3 ночи".

Мистер Мышкин

Корреспондент ЗАКС.Ру обратился за комментариями в 86 отделение милиции. Дежурный заявил, что на наши вопросы может ответить зам. начальника отдела – некий Максим Валерьевич, и дал его служебный телефон. Полчаса на звонки либо никто не отвечал, либо было занято. Наконец – повезло. Голос в трубке представился Максимом Валерьевичем. Я попросил назвать его фамилию и должность. Голос в трубке сказал, что он начальник отдела (а не зам. начальника, как мне его представили ранее), а фамилию не скажет. После повторной просьбы голос назвал себя Мышкиным. Я ему рассказал ситуацию и попросил прокомментировать ее. "Что вы, милиция никогда никого не бьет", - ерническим тоном ответил Мышкин.
- Так группа молодых людей у вас была задержана 5 октября? – спрашиваю я.
Голос сперва замялся, но потом все-таки сообщил:
- Была задержана группа людей экстремисткой направленности, которые хотели совершить нападение на графферов во время конкурса граффити. При задержанных были ножи и бейсбольные биты.
- Скажите, а были составлены протоколы о задержании?
- Задержание было полностью правильно оформлено.
- Так были протоколы составлены? Вы можете точно на мой вопрос ответить?
- Я же вам сказал, что задержание было правильно оформлено.
- То есть протоколы составлены были? Скажите прямо: да или нет?
- Еще раз говорю: задержание было правильно оформлено.
Дальнейший разговор потерял смысл.

Ребята говорят, что в течение 8 часов их избивали, лупили по почкам и по лицу; их допрашивали и обыскивали без протоколов и понятых; запрещали ходить в туалет, не разрешали звонить родственникам; угрожали подбросить наркотики, требовали каких-то признаний, обвиняли в нацизме, в ношении оружия, нападениях на людей и грабежах. Парни намерены не оставлять дело "просто так" и в настоящий момент думают, какие действия они будут предпринимать далее. Редакция ЗАКС.Ру будет следить за развитием событий в этой истории.

Максим Иванцов

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости
Рейтинг персон в этом материале




Новости12 апреля
Смотреть предыдущие новости →





Главное ↓ 

О редакции Реклама