ЗакС.Ру в FaceBook    ЗакС.Ру в Twitter    ЗакС.Ру во ВКонтакте    ЗакС.Ру в Telegram

Статьи 10 июля 2009, 23:23

Слушания по "Охта-центру" прошли без участия "Газпрома"

Как и следовало ожидать, общественное обсуждение концепции "Охта-центра", прошедшее в Доме архитектора, представители "Газоскреба" проигнорировали, а сторонники были представлены лишь одним, да и то комическим, персонажем – Маратом Козловым, назвавшим себя "профессиональным жителем" и возглавляющим общественную организацию "Правый берег". Впрочем, судя по тому, что для распространения своих идей этот молодой человек имеет возможность издавать спецвыпуски газеты "Метро", за ним, как за декорацией, скрываются совсем другие лица, не имеющие к общественности никакого отношения…

Слушания открыл депутат ЗакСа, зампред комиссии по городскому хозяйству и член комиссии по землепользованию и застройке Сергей Малков (КПРФ), заявивший, что анализ почты, приходящей к нему в городской парламент, показывает: несмотря на кризис, проблема "Охта-центра", угрожающего историческому облику Петербурга, волнует огромное количество людей. И именно поэтому, с одной стороны, на защиту города встали самые разные общественные организации и политические партии, а с другой стороны – представители "Охта-центра", как он выразился, "испугались рукопожатия: встречная рука тут же отдернулась".

Директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов - один из основных докладчиков - обозначил три тезиса. Первый: для участка, выделенного  под "Охта-центр", где установлена предельная высота фоновой застройки не более 48 метров, а для локальной доминанты – 100 метров, не может быть выдано разрешение на отклонение от предельных параметров по высоте. Второй: отсутствуют основания для подачи такой заявки. И третий: отсутствуют доказательства, которые позволили бы обращаться за таким разрешением. "Невозможно придумать основания, которые бы не позволили строить 100-метровое сооружение, но позволили бы строить 400-метровое", - заявил он.

Далее, Карпов полагает, что для зоны ЗРЗ-2 (в которую входит участок "Охта-центра"), в соответствии с законом о режимах зон охраны, любые вновь сооружаемые объекты не должны быть видны с открытых городских пространств – и это условие башня очевидно нарушает. "Даже 100-метровая высота для нее не очевидна, - полагает эксперт, - потому что и она вторгается в городские панорамы". Что касается сбора подписей сторонников "Охта-центра", демонстраций в его поддержку и прочих действий, то они, по мнению Карпова, никакой юридической силы не имеют, поскольку не являются основанием для предоставления разрешения на отклонение: только "неблагоприятные характеристики" участка, которые требовали бы отклонений. Но их нет и не может быть. "Вертолетную экспертизу" воздействия "Охта-центра" на виды города, сделанную в КГИОП, которую приводят в свою защиту сторонники "Охта-центра", Карпов считает "юридически ничтожной". На запрос депутата Алексея Ковалева КГИОП ответил, что экспертиза проводилась "в соответствии в рабочей директивой по реализации конвенции Всемирного наследия", но комитет не уполномочен ЮНЕСКО проводить такие экспертизы. Никакой научной методики проведения этой экспертизы нет, ее результаты не утверждены нормативным актом органа власти – значит, и никакой силы она не имеет. К тому же и "физически" эта экспертиза ошибочна – что показывает моделирование, проведенное ВООПИиК и ЭКОМ, результаты которого весьма выразительно представлены на выставке.

Зампред городского отделения ВООПИиК Александр Кононов также полагает, что в соответствии с законом о зонах охраны на участке, где собираются строить "Охта-центр", высота регулируется ПЗЗ, "если это не искажает исторические панорамы". Но даже по картинкам, которые представил сам "Охта-центр", такие искажения налицо. "Достаточно одного лишь изменения вида на Смольный собор, - заявил Кононов, - чтобы больше не продолжать обсуждать вопрос о законности строительства башни". К тому же охраняемыми законом являются и все панорамы, расположенные в пределах 6 километров от Исаакиевского собора, – и туда также попадает "Газоскреб".

Ответить Карпову и Кононову на их юридические аргументы могли бы, кроме представителей "Охта-центра", чиновники КГА и КГИОП – но они, несмотря на посланные им приглашения, их проигнорировали. И это, как отметил потом сопредседатель ВООПИиК Александр Марголис, становится недоброй традицией. "Я искренне расстроен тем, что в зале нет наших оппонентов, - заметил Кононов. – Может быть, они, выслушав нас, предъявили бы свои доводы и доказали, что все, что мы говорим, – это ерунда. Но они не приходят…"

Один оппонент, впрочем, как уже сказано, пришел – Марат Козлов. И жаль, что все его выступление (а также ответы на вопросы) нельзя показать в прямом эфире. Г-н Козлов посетовал на "отсутствие диалога" между противниками и сторонниками башни и заявил, что еще год назад сам был ее противником, но затем кардинально сменил убеждения. Что же заставило его, подобно библейскому Савлу, стать Павлом? Оказывается, выход города из проекта и намерения авторов "Охта-центра" решить транспортные проблемы Красногвардейского района. "Да, есть много проблем и вопросов, в том числе с законом, - заявил Козлов,- но надо не протестовать, а подумать, как в интересах жителей это можно обойти". Затем он вспомнил про небоскреб на Монпарнасе в Париже, который хорошо виден из центра города (забыв упомянуть, что этот небоскреб собираются сносить и парижане собирают на это деньги), а говоря о законах, заметил, что есть "хорошие и плохие", и очень хорошо, что имеется процедура, позволяющая их корректировать. Мысль о том, что законы надо исполнять, ему почему-то не пришла. Дальше пошел поток сознания: с одной стороны, г-н Козлов согласился бы и на строительство "Охта-центра" без 400-метровой башни, с другой – вопрос о том, готов ли он лично ради башни пожертвовать видом на Смольный собор, он счел "некорректным". "Мы не жертвуем видами города, мы их модифицируем", - заявил он. Наконец, у него поинтересовались, кто же это его "травит" (именно на это он жалуется в спецвыпусках "Метро"). "Мне звонят и пишут письма по электронной почте: вам должно быть стыдно", - ответил Козлов.

Татьяна Красавина из "Охтинской дуги" говорила о том, что "Газпром" тратит на строительство не свои, а наши деньги – и мы имеем полное право их пересчитать, а информация о проекте и о целевой программе скрывается. Автор статьи приводил экономические расчеты, показывающие (см. "Новую газету" от 9 июля), что "Газпром нефть" получает от города такие налоговые преференции, что, по сути, собирается строить башню именно на те деньги, которые недоплачивает в бюджет – и которые могли бы пойти на социальные программы. Экс-депутат ЗАКСа, "яблочник" Михаил Амосов напомнил, что это не первый случай, когда в Петербурге хотят строить небоскребы – еще в 1993 году была идея строительства "Башни Петра Великого" в устье реки Смоленки, но резко против выступил академик Дмитрий Лихачев. Строительство "Газоскреба" он назвал "Троянским конем", потому что если это удастся – любая компания может затем заявить, что для нее высотный регламент не указ, и требовать "исключений из правил". Наконец, по словам Амосова, ему непонятно, почему со строительством 400-метровой башни увязывают строительство метро и  транспортных развязок. "Это шантаж и спекуляции – связывать высоту и социально-экономическую составляющую", - полагает он.

Председатель комиссии по культурному наследию Союза архитекторов Дмитрий Бутырин назвал две движущие силы строительства "Газоскреба" - это "непомерные амбиции, не соотносимые с временем", и коммерцию – только 18% офисных помещений будет использоваться "Газпромом", а остальное будут сдавать для извлечения прибыли. "Это будет надгробный памятник городу", - считает он. Резко против строительства выступили и члены жюри – архитектор Святослав Гайкович и Александр Марголис. По мнению Гайковича, надо прекратить реализацию проекта и объявить новый конкурс, а по словам Марголиса, инициаторы строительства "чувствуют поддержку с самого верха", поскольку все обращения и письма "наверх", включая президента, остаются без ответа. "Опасность велика – но мы живем в городе, который никогда не боялся опасности", - заметил он и добавил, что "градозащитное" движение все больше превращается в правозащитное, поскольку, как и диссиденты 60-70-х годов, требует от власти: "Соблюдайте свои законы!".

Борис ВИШНЕВСКИЙ

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.




Новости23 октября
Смотреть предыдущие новости →

Тревожный телефон по
муниципальной коррупции:
+7 (812) 331-71-80



Главное ↓ 

О редакции Реклама