18+
полная версия

Новости Статьи Интервью Медиатека Муниципал


12 ноября 2012, 19:17   Интервью

Игорь Михайлов: Тюльпанов былое влияние уже утратил, Макаров его даже не обретет
Бывший депутат Законодательного собрания от фракции "Единая Россия", экс-глава комитета по законодательству Игорь Михайлов поделился с ЗАКС.Ру своим взглядом на политическую ситуацию в городе. Он рассказал о том, как, по его мнению, Смольный захватит "Единую Россию", а через нее – ЗакС, почему Вадим Тюльпанов с Валентиной Матвиенко агрессивны по отношению к Георгию Полтавченко, и чем может обернуться для бывшего губернатора желание Сергея Степашина разобраться в истории строительства стадиона.

– Как вы оцениваете недавний скандал, связанный с выборами главы петербургского отделения "Единой России"?

– Депутатский корпус любого региона находится в некоем виртуально-политическом пространстве. Правила игры всегда задаются исполнительной властью. Крепко сидит только тот председатель Законодательного собрания, который поддерживается исполнительной властью. Поэтому ребятам (участникам конференции, поддерживавшим Вячеслава Макарова, а не Константина Серова, как того, по слухам, хотел Смольный – прим. ЗАКС.Ру) было очень тяжело. Многие из них рисковали и продолжают рисковать сейчас, потому что Смольный совершенно четко обозначил свое право руководить городом.

Надо понимать отличие губернатора Матвиенко от губернатора Полтавченко. Полтавченко мало говорит, но делает. Валентина Ивановна всегда была публична, но и в количестве дел обильна. Она начинала свою карьеру в комсомоле, то есть всегда была на виду. Поэтому публичность ей не чужда, она знает, как ее применить. Георгий Сергеевич всю жизнь работал в тени, ему понятнее действие.

Я полагаю, что действие сейчас как раз происходит. Это и замена главы администрации Адмиралтейского района, и смена руководителей комитетов, на которых были завязаны крупные стратегические инвестиционные проекты. Все это говорит о том, что попытка удержать Законодательное собрание в том формате, в каком оно существовало при Вадиме Альбертовиче Тюльпанове, будет очень дорого стоить.

– В каком формате?

– Оно существовало в жестком формате, к чему я как депутат тоже приложил руку. Есть идеологический центр – Смольный. Есть проводник его идеологии – председатель. Есть депутаты на ключевых постах, которые обеспечивают сопровождение тех или иных инициатив. Все остальные должны становиться в струю.

Если у Матвиенко было так, то почему эти принципы региональной политики должны быть чужды Полтавченко? Именно поэтому разговоры уважаемого господина Юрьева, что Полтавченко вмешивается во внутрипартийные дела, мне кажутся немного легковесными – именно так "Единая России" и работала в бытность Юрьева.

– Последует ли реакция Смольного после того, как его волю проигнорировали на партийных выборах?

– После острой борьбы за влияние в "Единой России" Смольный принял единственно верное решение. Он сказал, что депутатская (коллективная) поправка будет руководиться городским правительством. И это ключевое отличие от схемы, которая существовала при губернаторе Матвиенко. Тогда во многом, если не на 100%, поправка зависела от Тюльпанова. Он ее формировал и потом уже, как готовый продукт, передавал в комитет финансов.

Теперь фракциям придется вспомнить старое – отстаивать предложения надо будет в комитете финансов. Более того, им придется обосновывать трезвость, разумность своих инициатив, придется обладать знаниями, навыками и связями. Разговор с депутатами в комитете по финансам будет вестись "поштучно". И тут я возвращаюсь к тому влиянию на Законодательное собрание, которое Смольный рано или поздно себе обеспечит.

– Разве поправка – это разговор об "обосновании трезвости предложения", а не просто о лояльности депутата к Смольному?

– Безусловно. Но лояльность может быть такая – ты очень лояльный, значит, мы поможем тебе сделать документы (потому что это бюджетные средства, это вопрос серьезный). А если ты не очень лояльный – иди, мучайся сам. А если не успеешь к сроку – извини, твои деньги уйдут в осадок.

– Не будет денег, не будет и поддержки инициатив Смольного, голосования за бюджет.

– Есть вторая сторона "поправочной медали". Если мои деньги как депутата уйдут в песок, а не на избирателей, значит, я неэффективный депутат. А дальше на выборах выходит оппонент, поддерживаемый Смольным, говорит: "этот человек ничего не сделал для своих избирателей, хотя ему давалось столько-то миллионов рублей". И все - крыть будет нечем.

Более того, если ты получил деньги, чтобы их освоить (даже абсолютно честно), нужно взаимодействовать с районными службами, которые уже непосредственно доведут деньги адресно. Вообще очень много препон можно выстроить, когда депутат формально будет иметь эту поправку, но в силу объективных причин не сможет ею воспользоваться.

Есть еще одно "но". Ну утвердили твою поправку, ну прописана эта строка в бюджете. Но ведь доходы в бюджет поступают неровно в течение года. Когда еще дойдет до тебя очередь. Дефицит бюджета объявлен? Объявлен. Кто сказал, что очередь вообще дойдет до тебя? Ну не хватило в бюджете денег. Что, дефицит бюджета будет закрываться внутренними займами и эти займы будут отдаваться депутатам? Я думаю, что кому-то хватит денег, кому-то нет.

– То есть цель "отъема" поправки – перенос центра принятия решений?

– Да, из бюджетно-финансового комитета ЗакСа перенести его в комитет финансов Смольного. Еще в прошлом году БФК сам решал, кому утверждать поправку, а кому нет. И его решение автоматом "съедалось" в Смольном. Это обеспечивало мощнейший авторитет председателя Законодательного собрания.

– Смольный наказывает "Единую Россию"?

– Мы не увидим наказания. Мы увидим вдруг меняющееся мнение депутатов "Единой России". Например, вдруг встанет вопрос: а почему бы не пересмотреть итоги выборов председателя регионального отделения партии?

– Почему именно председателя партии, а не председателя ЗакСа?

– Тот, кто поддерживается Смольным, тот твердо стоит на ногах. Я скептически отношусь к версии, что Смольный поддерживает Вячеслава Серафимовича Макарова.

Более того, а почему должна сохраняться традиция, что и спикер, и председатель "Единой России" – это одно лицо. Что важнее? Политические решения принимает не фракция, а политсовет партии. Вариантов ослабить влияние костяка, сложившегося во фракции вокруг Вячеслава Серафимовича, достаточно.

– Какие политические решения принимает партия?

– Когда эти две фигуры – спикера и председателя партии – разъединены, губернатор может ввести в процесс принятия решения что одного, что другого. Например, ввести руководителя партии. А спикера ставить просто перед фактом принятых решений.

Очевидно, что фракцию нужно сохранить, депутатов никуда не денешь. Единственный способ начать переформатирование отношений между Смольным и ЗакСом – перехватить инициативу на уровне регионального отделения. И если губернатор берет в систему принятия решений лидера партии, он таким образом влияет и контролирует решения Законодательного собрания через партийный механизм.

Зачем менять спикера? Это орган госвласти, но он состоит из членов партии. Вопрос смены спикера мог бы возникнуть в перспективе, если бы эта конструкция не начала бы работать адекватно, если бы между спикером и лидером партии возникла бы искра. И губернатор пришел бы с брандспойтом и кого-то потушил. Именно не искру, а кого-то.

Если уж об этом догадался я, то, естественно, там (в партии – прим. ЗАКС.Ру) четко понимали, что к чему. Поэтому сопротивление было именно этому. Но я понимаю и другое – через депутатскую поправку к этому вопросу могут (если это будет необходимо) вернуться.

– Почему в таком случае Смольный позволил обыграть себя 17-го – непосредственно на конференции "Единой России"?

– Позволю себе упрек в адрес Смольного. Оттого, что этот дом называется Смольным, оргработу никто не отменял. На одном авторитете не выйдешь. Депутаты были выкованы еще при старом губернаторе, во многом на него сориентированы, во многом от него зависимы, с помощью него сформировавшие свой способ существования, в том числе и с точки зрения материальных благ.

Ведь депутаты – это лоббисты. Лоббизм существует, особенно строительный, медицинский. Инвестиционный лоббизм был уже во втором созыве ЗакСа. Интересы компаний, которые занимаются намывами, стройками портов, уже тогда в полный рост стояли. Есть четко сложившиеся лоббистские группы.

Инвестиционно-стратегическая политика Валентины Ивановны была завязана таким образом, что депутаты начали обслуживать федеральные процессы. И когда вдруг пришел человек… Да, губернатор, да, законно поставленный. Но он берет и всю эту систему пытается переиначить. В Москве хватает ресурсов повлиять на все эти процессы в обратную сторону.

Думаю, Георгий Сергеевич оценил, что можно было бы сломать ситуацию в этот раз, но лучше устранить причины сопротивления. Депутатская поправка – это только начало. Начались проблемы у компании "Возрождение": проект "Набережная Европы" ушел, остался только кусочек ЗСД. Более того, руководители строительного блока, которые обеспечивали здесь деятельность крупных строительных компаний, переместились в Московскую область. Показательно, что комитет по транспортной политике, другие комитеты, на которых были завязаны инвестиционные проекты, все вдруг поменяли своих руководителей.

В город наверняка уже вошли другие компании. Они сегодня должны будут взять в свои руки те инвестиционные наработки, которые были сделаны ранее, и поднять их во имя нынешней власти, показать ее эффективность. Эти процессы готовятся, я надеюсь. Если при Матвиенко объявлялась комсомольская стройка, то потом она публично и велась. В данном случае комсомольских строек еще не объявлено, но, думаю, скоро они появятся.

– Почему Вадим Тюльпанов позволяет себе несколько агрессивное поведение по отношению к Георгию Полтавченко?

– Я сам знаю, как себя чувствуешь, когда теряешь не номинальный статус, а реальное влияние. Думаю, причина поведения Вадима Альбертовича связана с четким пониманием того, что влияние утрачено.

Если бы влияние сохранялось, его бы сберегали, и тогда бы не было нападок. А то, что Вячеслав Серафимович сохранился в том же формате, в каком существовал Тюльпанов (является и спикером, и председателем партии – прим. ЗАКС.Ру), не означает, что качество осталось то же. И будет ли сохраняться Вячеслав Серафимович в системе принятия решений – тоже большой вопрос. Вадим Альбертович былое, привычное ему влияние утратил. Вячеслав Серафимович его даже не обретет.

– Валентина Матвиенко тоже резка по отношению к Георгию Полтавченко, или это не так?

– Каждый губернатор формирует свой хозяйственный пул – окружающие компании. Каждый губернатор закладывает проекты с тем, чтобы даже в случае ухода с занимаемой должности оставаться в среде, где формируется экономика города. Потому что бюджет – лишь инструмент формирования экономики. Если ты заложишь долгоиграющие инструменты, то не важно уже – губернатор ты или не губернатор.

Приходит новый губернатор, смотрит: "Ё-мое, Орловский тоннель! Да я ж должен туда вкладывать лет двадцать, а мне всего два срока по пять лет если дадут, то хорошо. Я на кого работать буду? Получается, что я буду видеть предыдущего губернатора практически ежедневно. Потому что будут возникать сложные вопросы, и бизнесмены так или иначе будут апеллировать к нему. Оно мне надо? Значит, проект надо переформатировать под свое влияние".

Но здесь Георгию Сергеевичу помогает изменение экономической ситуации. Оно реально таково, что никакой Орловский тоннель не сделать. А ГЧП (государственно-частное партнерство – прим. ЗАКС.Ру) – это своего рода концессия. Но концессия подразумевает в конце, когда истекает ее срок, возврат имущества государству. А если и бизнесмен не дурак, и отношения с государством лояльные, то еще в конце государство должно что-то заплатить, чтобы выкупить этот актив. А зачем? Проекты подобного рода должны быть исключительно федеральные, чтобы минимизировать личностный фактор. А здесь мы получили группу концессий – намыв территории, Орловский тоннель, "Набережная Европы". Может, и можно было бы найти какой-нибудь компромисс. Но это если бы вопрос находился исключительно в деловой сфере. А так получается какое-то двоевластие в городе. Одно – официальное в лице действующего губернатора, а другое неофициальное.

Я не зря говорил о лоббизме. Сегодня весь бизнес – сплошной коррупционный круговорот. Это понимают все, но никто не хочет об этом говорить. Никто не хочет быть белой вороной, которая скажет, что это же неправильно. Потому что его эти же коллеги сами и сожрут, и еще найдут способ открыть уголовное дело. Поэтому все молчат. Терпят и молчат.

Валентина Ивановна понимает, что заложенная ею концепция не востребована. К ней же обращаются люди, которые вошли в город под ее гарантии. А тут вдруг кто-то решил партийную ячейку переформатировать, а тут вдруг кто-то решил проекты переоценить…

И на этом фоне весьма удивительно выглядят заявления господина Степашина: за этот стадион отвечать будут все – и те, кто начинал, и те, кто сейчас мучаются. Я, как только услышал об отставке Сердюкова, сразу сказал: ждите что-нибудь по крупным должностным лицам РФ.

– Вы имеете в виду Валентину Матвиенко?

– В том числе. Мне показалось, что министерство обороны под руководством Сердюкова превратилось в структуру с мощным финансовым фундаментом. Это естественно, потому что мы имеем дело с человеком, который полжизни собирал налоги. Вот он и применил свои навыки.

В какой-то момент стало очевидно, что вокруг Анатолия Эдуардовича (Сердюкова – прим. ЗАКС.Ру) сформировался определенный пул. А мы прекрасно знаем, кто у нас должен был делать "Набережную Европы" и продолжает строить ЗСД. Почему-то профессора ВМА открыто указывают на эту же самую компанию ("Возрождение" - прим. ЗАКС.Ру) в части переноса академии.

– Вы считаете, что Степашин изначально был нацелен на удар по Валентине Матвиенко?

– Для меня другое загадочно. Все говорят – президент-президент, больной-больной. Как-то странно дело "Оборонсервиса" совпало с исчезновением президента. Думаю, он лично занимался этим вопросом. Потому что часто так бывает, что не замечаешь того, что происходит под носом, и нужно отстраниться от ситуации, чтобы оценить ее объективно.

Беседовал Олег Мухин
 
Статьи по теме
Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
Главный редактор: Гончарова Н.С.
+7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru