18+
полная версия

Новости Статьи Интервью Медиатека Муниципал


27 сентября 2013, 20:28   Интервью

Дмитрий Юрьев: Многим сегодня становится досадно, что неблагодарным улюлюканьем провожали Валентину Ивановну
Год назад Дмитрий Юрьев, несмотря на то, что его команда победила в ходе внутрипартийных выборов, покинул пост руководителя исполкома петербургского отделения ЕР и уехал в Москву на должность научного руководителя Института современных медиа. Месяц назад Юрьев заявил, что уходит из политики и устроился работать заместителем главного редактора федеральной газеты "Известия". Однако на днях он покинул и эту должность. ЗАКС.Ру Дмитрий Юрьев рассказал, вернется ли он в политику, раз не получилось с "Известиями", почему ему разонравился Вячеслав Макаров, как руководитель регионального отделения партии, а также вспомнил людей, с которыми трудился в исполкоме.

- Месяц назад вы говорили, что уходите из политики. Можно ли подвести черту под вашей политической деятельностью или вы поторопились с заявлением?

- Я не собирался "уходить из политики". Я говорил, что ухожу с политической работы. Но ровно так же можно было бы сказать, что я когда-то ушел из журналистики. На самом деле уходить можно с места работы, а до какой степени этот образ деятельности для тебя открыт - другой вопрос. Вот из физики я когда-то ушел, тоже не будучи уверенным, что навсегда, но в конце концов вышло, что навсегда - хотя зарекаться ни от чего нельзя. Что касается политики - да, месяц назад я совершенно четко сказал, что возвращаюсь в журналистику как в основной род деятельности. И этот месяц меня убедил в том, что это был очень осмысленный поступок. И то эйфорическое самоощущение, которое у меня было, когда я вдруг оказался в действующей ежедневной газете, - его я не опровергаю и не обессмысливаю, не считаю ошибкой.

- Чем бы вам хотелось заниматься дальше?

- Я уволился с должности руководителя исполкома "Единой России" в октябре 2012 года и уже через пару дней вступил в должность научного руководителя Института современных медиа в Москве. Это довольно серьезный аналитический центр, его возглавляет Кирилл Танаев, известный медиаменеджер, политконсультант и эксперт, мой давний и хороший друг. Институт готовит исследовательские доклады о том, как развиваются форматы современных медиа. Уйдя в "Известия", я не переставал быть научным руководителем Института. Сейчас эта деятельность продолжается, и мои соратники хлопают в ладоши, потому что теперь я с новыми силами включусь в эту общую работу.

Что я сейчас буду делать в политике? Не знаю. Сейчас мой приоритет – медиа, их роль в обществе.

- В чем заключался этот новый опыт?

- Во-первых, выясняется, что если ты очень устал, нет никаких сил, нужно, чтобы тебя бросили вообще на каторгу, тогда эти силы появятся. Эта совершенно потогонная система ежедневной газеты, когда рабочий день начинается в 10, а заканчивается в 0:30, рабочая неделя - 6 дней, и седьмой ты тоже на связи - все это оказалось очень полезным, чтобы почувствовать себя отдохнувшим, полным сил.

Это немножко ироническое рассуждение, есть и более практическое. Я посмотрел изнутри на очень интересный кусок современного медиасообщества и увидел, что стоит за устойчивыми медийными мифами - про размещаемые проплаченные публикации, "сливы" и "пробросы", лояльность и оппозиционность. Изнутри все оказывается гораздо сложнее, иногда смешнее, иногда глупее, но не так однозначно. Теперь я в большей степени понимаю, что наше медиасообщество - сложный, взаимозависимый, по своим законам развивающийся мир. Сейчас многим кажется, что они этим миром управляют, но это же казалось и Леониду Кучме поздним летом 2004 года на Украине. Все было у него в руках, но потом вдруг эти люди, бегавшие как марионеточки на ниточках, стали себя вести по-другому.

Я не говорю о примитивной постановке вопроса - власть угнетает СМИ, а они потом начинают отстаивать свою свободу. Нет, некая неестественная, построенная на угнетении, взаимной выгоде и скупке система отношений вдруг в одночасье сменилась другой такой же. Ющенковская оранжевая Украина была ничуть не лучше, а то и хуже в смысле нравственных принципов управления СМИ. Но эта система не очень устойчивая. Свою миссию как исследователя СМИ я вижу в том, чтобы отчасти попытаться помочь понять и обществу, и медиасообществу то, что происходит, а главное – попытаться общими усилиями "вырубить" опознающие системы "свой - чужой", которые буквально разрывают плоть человеческую в журналистском сообществе, натравливая людей друг на друга.

- Что сейчас вас интересует в политике?

- Меня всегда волновали, прежде всего, институты. То, что существует независимо от воли и прихотей людей. То, что форматирует страну и общество. То, что даже большевики в полном объеме не разломали после 17 года – все-таки и Ленин, и Сталин, какими бы бандитами они ни были, оставались людьми, выросшими в институциональном мире. Вот они и не решились разрушить "до основанья" ни армию, ни госбанк, ни даже церковь – хотя казалось бы! Что уж там говорить об академии наук… За такую попытку сам товарищ Берия любого бы стер в лагерную пыль, как он любил выражаться… А сегодня проблема институтов свелась к проблеме одного-единственного сохранившегося института – он же человек: называется президент России. Это единственный в стране человек и политический институт, который обладает в полной мере политической субъектностью. Он не случаен, он реально выбран, его колоссальные полномочия соответствуют конституции. Он имеет право на определенные действия, потому что за это проголосовали люди. А вот то, что происходит вокруг него, я уже давно расцениваю прежде всего как распад институтов. Политическому классу, окружающему Путина, просто легче действовать "по понятиям". Поэтому постепенно сводится на нет и правительство, и академия, ну и, конечно, партия "Единая Россия". Она – как ее ни ругай, в том числе по делу, - создавалась как реальный политический институт и имела бы шанс стать таковым на деле. Но… Когда член Бюро Высшего совета партии, бывший руководитель столичной парторганизации вдруг идет на выборы мэра Москвы как самовыдвиженец, это… как сказал бы один персонаж Ильфа и Петрова, "звучит парадоксом".

- Вы вышли из "Единой России"?

- Нет, не вышел. Я пока даже остаюсь членом политсовета Санкт-Петербургского регионального отделения.

- Это сознательное решение?

- Я не считал нужным выходить год назад. У меня не было никаких принципиальных разногласий с региональным отделением. Я ушел не из-за того, что у меня испортились отношения с новым руководством - наоборот, я имел право считать, что внес известный вклад в то, что вопрос был решен именно так, избранием секретарем политсовета Вячеслава Макарова (да и он, вроде бы, не отрицал этого). Отношения были с ним доверительные. Вопрос о том, оставаться ли руководителем исполкома, я решил сам. Связано это было и с усталостью от этих пяти лет работы, ощущением исчерпанности, и с тем, как шли эти выборы, с чем мне пришлось столкнуться во взаимоотношениях между партийной организацией и некоторыми представителями Смольного. Мне не хотелось оставаться в этой обстановке и тот негатив, который я невольно вызвал против себя, переносить на обновленную организацию.

Что касается того, оставаться ли мне и дальше в региональном отделении – вот сейчас я думаю об этом. У меня с Валентиной Ивановной Матвиенко сложилась такая личная шутка. Когда мы с ней встретились через четыре года после ее избрания (а я занимал в ее штабе на выборах в 2003 году определенное место, во всяком случае, лично меня она знала и помнила), она сказала: ну как, вам не стыдно за результаты своей работы? Я посмеялся и сказал: нет, я горжусь. И потом несколько раз мы так с ней "перемигивались". И я готов повторить и сейчас – что бы ни было, какие бы претензии не предъявлялись к бывшему губернатору, о чем бы я сам ни сожалел по итогам ее работы – но оценка масштаба личности этого человека, уважение к ней не менялись. И стыдиться мне не приходится. А вот что касается моего участия осенью 2012 года во внутрипартийной избирательной кампании, я сейчас затруднился бы с ответом на аналогичный вопрос. То, что в последние месяцы произошло в петербургской партийной организации, вызывает у меня недоумение и огорчение. Я попытался получить какой-то ответ от первого лица (Вячеслава Макарова – прим. ЗАКС.Ру), и его не получил. Считаю это как минимум неспортивным и именно поэтому говорю сейчас об этом публично.

- Планируете ли вы выходить из партии?

- Я не собираюсь бросаться партбилетами, уподобляясь некоторым нашим клоунам вроде Федотова (имеется ввиду Валерий Федотов, сейчас входящий в руководство петербургского отделения "Гражданской платформы" – прим. ЗАКС.Ру), для которых что вступление в партию, что выход из нее – всего-навсего маркетинговый ход, что-то вроде торговли импортными унитазами Выходить из партии или, наоборот, укреплять положение в ней - вопрос конкретный, он будет зависеть от того, как будет развиваться партия. Если я увижу, что она совсем перестает быть субъектом политики - наверно, в ней тогда не стоит оставаться. Еще раз: я очень серьезно отношусь к институтам, а "Единая Россия" является социальным и политическим институтом. Пока является. Для меня и вступление в партию, и возможный выход - не демонстративный поступок, а некое подведение итога и принятие решения. Как быть дальше - надо думать. Если я буду что-то делать и говорить, то очень тщательно взвесив последствия и осознавая, зачем я это хочу сделать.

- Как вы сейчас оцениваете петербургский период вашей деятельности? Есть ли что-то, что не удалось сделать?

- Если говорить о личном измерении, для меня это был очень важный опыт. Я благодарен за этот период. Мне было очень интересно и познавательно работать с этими людьми, с командой Валентины Ивановны, с Вадимом Тюльпановым,  с Виктором Лобко, с Аллой Маниловой -  да с кем угодно, вне зависимости от характера личных отношений. С ними бывало по-разному, но это была серьезная, масштабная политика, это был человеческий уровень. Я очень доволен тем, какую нам удалось создать команду в петербургском исполкоме. Мы не разгоняли прежних людей, и часть из того состава ИК вписалась в работу на все сто процентов. Но к нам пришла потрясающая молодежь. Терминатор креатива Надя Орлова, успевшая побывать моим заместителем, а потом руководителем Псковского исполкома ЕР, депутатом Госдумы и (по сей день) зампредседателя комитета по молодежной политике. Замечательная и супернадежная Аня Персиянинова, тоже мой зам, а теперь, насколько я знаю, хорошо справляется с весьма ответственной работой в АП. Мощный и надежный Артемий Галицын, человек удивительной яркости, убедительности, самоотверженности. Это была очень хорошая, дееспособная команда. Я участвовал во многих выборах, начиная с 1989 года, и никогда не было такого ощущения сильной, сплоченной команды, как на выборах 2011 года. И тем более трагично, на каком фоне и в каких условиях эти выборы проходили – и уж тем более то, чем все обернулось в итоге для региональной организации.

Если говорить о внешней части, наверно, есть о чем сожалеть. Тот период развития Петербурга, который начался 10 лет назад, критиковать есть за что, конечно. Но все это время город прирастал. В нем появлялось больше возможностей, больше жизни, больше энергии. Мне было больно слышать неблагодарное и жалкое улюлюканье, с которым некоторые провожали Валентину Ивановну. Думаю, многим уже сегодня становится по этому поводу стыдно – ну или хотя бы досадно. Единственное, на что я надеюсь – так это на несовместимость Петербурга со скукой, занудством и серостью. Питер сам по себе такой институт, созданный в момент зарождения российской государственности в ее современном формате, что его как ни примораживай, он все равно дырочку найдет и снова выплеснется своим талантом, своей созидательной волей за пределы любых заборов и казарм.

Беседовала Мария Смирнова
 
Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
Главный редактор: Гончарова Н.С.
+7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru