18+
полная версия сайта

Новости Статьи Интервью Медиатека Муниципал

Евгений Киселев о "Дожде": Возмущаются охранители, в свободное от возмущений время лижущие задницу начальству

Кампания против "Дождя" набирает обороты: представители кабельных сетей отключают телеканал от вещания, а прокуратура задается вопросом "перешел ли "Дождь" все грани допустимого?!". Между тем, в общественном сознании скандал из-за опроса "Дождя" о сдаче Ленинграда все больше ассоциируется с разгоном НТВ начала 2000-х годов. ЗАКС.Ру поговорил с генеральным директором НТВ того времени Евгением Киселевым, который до последнего времени отвечал за информационное вещание украинского телеканала "Интер", а сейчас занимает пост советника управляющего Group DF. Киселев рассказал, нарушил ли опрос "Дождя" морально-этические нормы, за что в действительности закрывают оппозиционный телеканал и стоит ли беспокоиться за будущее российской журналистики.  

- Считаете ли вы реакцию на опрос "Дождя" о сдаче Ленинграда фашистам адекватной?

- Последствия опроса абсолютно неадекватны. Спустя 70 с лишним лет после начала войны и 70 лет после окончания ленинградской блокады любой мыслящий свободный человек имеет право задавать любые вопросы, подвергать сомнению любые исторические версии. Не вижу ничего оскорбительного в том, что люди задают нормальные вопросы.

Конечно, я понимаю, с чем связана эта истерика. К сожалению, за последние полтора десятилетия Россия превратилась в мракобесную страну. Все идет в рамках глобального тренда "Да здравствует мракобесие!", все очень логично.

- Есть мнение, что опрос, не нарушая норм закона, нарушает морально-этические нормы. Вы разделяете эту точку зрения?   

- Не вижу нарушения ни одной морально-этической нормы. При всем своем желании не могу взять в толк, что же здесь неэтичного. Почему какие-то города во время войны сдавали без боя? Так мы договоримся до того, что объявим Кутузова, сдавшего Москву, национальным предателем и человеком, опозорившим имя русского полководца.

Да, бывают ситуации, когда есть вопросы, которые нельзя задавать: когда происходит стихийное бедствие или теракт, то есть когда еще свежие могилы. Но мы же говорим о далекой истории. Не понимаю, почему мы не можем обсуждать возможные альтернативные варианты. Это не только право, это обязанность мыслящего человека: размышлять над тем, что было, почему было так, а не иначе, были ли варианты. Возводя в абсолют псевдофилософскую максиму "история не знает сослагательного наклонения", мы оказываемся в плену идеологических штампов. История стала политикой, вместо того, чтобы оставаться уделом серьезных и ответственных ученых.

А если посмотреть на персоналии, то все ясно: возмущаются охранители, которые в свободное от возмущений время старательно лижут задницу высокому начальству и в этом немало преуспели.

- В интервью "Дождю" по случаю 20-летия НТВ вы упомянули, что независимое НТВ просуществовало в России чуть более шести лет, потому что в России "ничего не бывает долго". Ожидали вы тогда, что в скором времени развернется кампания против "Дождя"?   

- Для меня это большая неожиданность, но я понимаю, почему это происходит. "Дождь" неожиданно стал популярен. У "Дождя" вдруг появилась большая аудитория в провинциальных городах, где, казалось, ее быть не должно. Все сначала воспринимали, что это телеканал для креативного класса, сетевых хомячков, несогласных, для участников митингов на Болотной и Сахарова. А вдруг выяснилось, что все больше и больше кабель с "Дождем" смотрят совсем не там, где полагалось.

- Считаете ли вы, что причиной скандала вокруг "Дождя" стали сюжеты о событиях на Украине или материал о расследовании Алексея Навального о дачах высокопоставленных чиновников в подмосковной деревне Лешково?

- На мой взгляд, события на Украине "Дождь" освещал лучше и профессиональнее всех российских СМИ. Это, конечно, была еще одна капля в море накопившегося раздражения. Но вообще я бы не зацикливался на чем-то одном. Просто телеканал достал власть, достал людей, которые определяют повестку дня между государством и медиа. Всем этим добродеевым, песковым, громовым надоела альтернативная точка зрения.

Зачем же тогда столько лет осуществляли зачистку на информационном поле? Зачистили же все, что выросло. Нет былого "Коммерсанта", все каналы ходят строем. На общедоступном телевидении осталась одна программа Марианны Максимовской. И вдруг появляется компания, которую трудно контролировать, которая вещает еще и в интернете. И главное - "Дождь" в тренде, его смотрит молодежь.

- Чем кампания против "Дождя" похожа на разгон НТВ?

- Конечно, параллели напрашиваются. Тогда, правда, была другая историческая эпоха. Если вдаваться в детали, это была другая история, но политически - это продолжение той политики, которая начала проводиться буквально на следующий день после того, как Владимир Владимирович Путин пришел к власти.

- Каким вы видите будущее "Дождя"?

- Все равно всех не передушишь. В нашей стране власть ведет борьбу с неподцензурными СМИ столько, сколько она существует. СМИ закатывали и во времена царей и цариц, и при большевиках, и после большевиков, и после распада СССР. Но сколько асфальт не катай, свободная мысль пробивается. Закроют "Дождь", появится что-нибудь другое. Думаю, что и в чистой интернет-версии, возможно, с какими-то потерями "Дождь" будет существовать. Это бренд, который очень сложно уничтожить. "Дождь" смотрят даже на Украине, а это показательно.  
 
Беседовал Петр Трунков
 
полноэкранная версия материала
Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
Главный редактор: Гончарова Н.С.
+7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru