18+    полная версия
Политическая жизнь Северо-Западного региона

Архив Новости Статьи Интервью Медиатека Позиция Голос блога Пресс-релизы



8 апреля, 21:02   Статьи

Сергей Еремеев // «Обвинение не понимаю»: В Петербурге начали судить «Сеть»

В Петербурге начали рассматривать по существу дело вероятных участников так называемого «террористического сообщества «Сеть». На первое заседание, 8 апреля, пришла сенатор Людмила Нарусова, люди с микрофоном НТВ и еще порядка 60 слушателей. Обвиняемый Юлий Бояршинов подтвердил, что признает свою вину. Его предполагаемый подельник Виктор Филинков заявил, что ему непонятна даже логика обвинения.

В Петербурге начали рассматривать по существу дело вероятных участников так называемого «террористического сообщества «Сеть». На первое заседание, 8 апреля, пришла сенатор Людмила Нарусова, люди с микрофоном НТВ и еще порядка 60 слушателей. Обвиняемый Юлий Бояршинов подтвердил, что признает свою вину. Его предполагаемый подельник Виктор Филинков заявил, что ему непонятна даже логика обвинения.

photo_2019-04-08_14-18-26.jpg (164 KB)

Публика

Уже за полчаса до начала рассмотрения дела петербургских анархистов Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, которых ФСБ обвиняет в участии в межрегиональном террористическом сообществе «Сеть» в 224 гарнизонном военном суде собралось порядка 30 человек. К двум часам, когда начался процесс, их число увеличилось вдвое.

Пришедшую публику условно можно было разделить на несколько категорий: «активисты/друзья обвиняемых», «юристы/правозащитники», «родственники», «журналисты» и «журналисты НТВ». От людей с зеленым микрофоном ждали новых сюрпризов в духе их документального фильма «Опасная сеть». Ожидания оказались не напрасными. Слушатели еще в судебный зал не успели зайти, как тележурналистка, узнав адвоката Филинкова Виталия Черкасова, набросилась на него с вопросами. Она снимала защитника на мобильный телефон. Черкасов тоже достал смартфон и с улыбкой на лице снимал журналистку в ответ.

photo_2019-04-08_13-56-03.jpg (197 KB)

Обвиняемых в суд заводили под аплодисменты. Филинков и Бояршинов сдержанно улыбались. Конвоиры в черных балаклавах хоть и выглядели устрашающе, вели себя корректно.   

Среди пришедших на первое заседание по делу Филинкова и Бояршинова оказался бывший советский диссидент Юлий Рыбаков, получивший в 1977 году 7 лет тюрьмы за надпись «Вы распинаете свободу, но душа человека не знает оков» на стене Петропавловской крепости. Он внимательно следит за делом «Сети» и писал письма поддержки фигурантам. За несколько минут до начала заседания в толпе появилась член Совета Федерации Людмила Нарусова, вдова первого мэра Петербурга Анатолия Собчака. Комментарий прессе она дать не успела – вскоре после прихода сенатора открылась дверь зала суда и всех попросили внутрь. На первых двух рядах разместились родственники обвиняемых. Сидячих мест всем не хватило и многие остались стоять, несколько человек в зал попасть не смогли.

Один из не попавших в зал рассказал корреспонденту ЗАКС.Ру, что, оказавшись за дверью, стал свидетелем необычной картины:

- Мы стояли впятером в предбаннике. С улицы зашли двое молодых людей в штатском вместе с судебным приставом. Подошли к будке, где записывают паспортные данные. Попросили сфотографировать листы с данными о слушателях. Сфотографировали, сначала поднялись на второй этаж, потом вернулись и ушли на улицу.

«Сапер» и «связист» 

С самого начала слушания случилась неожиданность. Столичный судья Роман Муранов – дело рассматривал на выездном заседании Московский окружной военный суд – разрешил фото- и видеосъемку для прессы. В Петербурге такое бывает нечасто. Снимать нельзя только судейский состав и свидетелей, которые этого не захотят. Адвокат Черкасов следом ходатайствовал, чтобы его подзащитный смог выйти из клетки и находиться рядом с ним. Представитель обвинения возразила. Суд встал на сторону прокуратуры, объяснив, что раз в отношении Филинкова в качестве меры пресечения выбран арест, то пусть и на суде он находится взаперти. Кстати, когда мера пресечения только назначалась, Филинков тоже был в клетке. А вот сенатор от Карачаево-Черкесии Рауф Арашуков, напомним, сравнительно недавно сидел на суде рядом со своим адвокатом. Арашукова обвиняют в двух убийствах, давлении на свидетеля и участии в преступном сообществе.

В вину Филинкову и Бояршинову ставят обучение обращению с оружием и оказания первой медицинской помощи, а также участие в анархистском движение и якобы попытки склонить других анархистов к участию в боевой организации. По словам адвоката Черкасова, Виктор Филинков, в свою очередь, заявляет, что все обвинение в отношении него строится на домыслах и выбитых под пытками показаниях. Он даже на суд пришел в кофте с надписью «Ваш электрошок не убьет наши идеи». В конце января 2018 года Филинков заявлял, что сразу после фактического задержания сотрудники ФСБ пытали его с помощью электрошокера в минивэне. Ожоги на его теле зафиксировали члены ОНК. Позже следователи не стали возбуждать уголовное дело по заявлению о пытках, а суд признал этот отказ обоснованным. 

Всего по делу «Сети» проходит 11 человек. Помимо Филинкова и Бояршинова, это уже получивший 3,5 года колонии и заключивший сделку со следствием петербуржец Игорь Шишкин, а также восемь жителей Пензы, в том числе Дмитрий Пчелинцев, которого следствие считает организатором сообщества. 8 апреля стало известно, что ФСБ внесла “Сеть” в список террористических организаций. 

В региональных группах, по мнению стороны обвинения, были четко распределены роли. Например, Бояршинов в материалах дела проходит как сапер, а Филинков – как связист. Оба фигуранта якобы постоянно совершенствовали свои навыки в рамках отведенных им ролей, а также учились обращаться с оружием, взрывными веществами, а также оказывать медицинскую помощь. Еще в ячейке, по словам прокурора, были предусмотрены роли руководителя, тактика, медика и разведчика.

Следствие считает, что Филинков и Бояршинов были привлечены в сообщество пензенскими фигурантами в 2016 году. Когда прокурор назвала позывной Филинкова, мама обвиняемого удивленно переглянулась с матерью Бояршинова и переспросила: «Как? Гена?». Не меньше они удивились, когда узнали, что второго фигуранта якобы называли Юрой.

В материалах дела также есть информация о неком межрегиональном собрании участников «Сети», состоявшемся в феврале-марте 2017 года. В нем, по словам представителя стороны обвинения, участвовали Бояршинов, Филинков и другие неустановленные лица, обсуждавшие свержение существующего политического строя.

Бояршинова также обвиняют по статье 222 УК РФ (незаконный оборот оружия) за найденные у него 408,9 граммов дымного пороха.

- Виктор Сергеевич, вы внимательно прослушали обвинение, которое озвучил государственный обвинитель? – спросил судья Муратов у Филинкова.

- Да.

- Понимаете, в чем обвиняетесь?

- Нет. Могу указать, что конкретно мне непонятно. На четвертой странице: «В период с февраля 2016 года, желая совершить действия… вошел в состав… с намерением участвовать в осуществлении террористической деятельности». На это указывают только показания людей, которых задерживали, - объяснил Филинков.

- Подождите-подождите, - прервал его судья. – Мы ни к каким показаниям и доказательствам не переходим. Я вас спрашиваю, понимаете ли вы, в чем вы обвиняетесь.

- Я не понимаю, потому что…

- Вы не признаете. Это другой вопрос, - снова прервал судья. Прокурор в это время смотрела на обвиняемых с нескрываемым раздражением.

- Я не понимаю, - продолжил Филинков. – Потому что мне не понятно, как текст, который написан в обвинении, может не следовать из материалов уголовного дела, а быть чьей-то фантазией.

Спросите Шойгу

Судья разговор закончил, заявив, что этот вопрос будет обсуждаться позже.

Бояршинов, еще на предварительном заседании признавший вину в надежде на то, что его дело выведут в отдельное производство, вновь подтвердил свою позицию.

- С предъявленным обвинением согласен, - заявил он. 

Суд решил, что он первым даст показания уже 9 апреля.

После того, как в заседании был объявлен перерыв, журналисты НТВ устремились к решетке, за которой обвиняемые уже ждали, когда им наденут наручники.

- Скажите, пожалуйста, вы занимались военной подготовкой? – обратилась к Филинкову корреспондентка, направив в его сторону микрофон.

- Военной подготовкой занимается «Юнармия», которой руководит министр обороны Шойгу, - ответила за анархиста подошедшая Людмила Нарусова. – Там учат метать гранаты, тактике ведения боя. Это и есть военная подготовка, которой занимаются официально. Предъявлять умение кидать гранату как обвинение – это вообще не соответствует никаким нормам. Мой коллега-сенатор недавно сказал, что ребенок должен уметь бросать гранату.

photo_2019-04-08_14-10-20.jpg (216 KB)

На улице съемочная группа пыталась поймать кого-нибудь из родственников обвиняемых. Например, к отцу Юлия Бояршинова Николаю, который уже больше года видит сына только в клетке, они подошли с вопросом «Как у вас дела?». Когда его окружили другие слушатели дела, журналисты начали жаловаться, что им мешают работать. За этой картиной, нахмурившись, наблюдал правозащитник и бывший диссидент Юлий Рыбаков.

- Я по-прежнему не верю в объективность следствия и в то, что подсудимый Юлий Бояршинов добровольно дал признательные показания, - рассказал он ЗАКС.Ру. – На своей собственной давнишней практике я знаю, как коварно и как изобретательно следствие спецслужб в нахождении инструментов влияния на подследственных, которые заставляют их признаваться порой не в том, что они совершали.

 
Статьи по теме