18+
полная версия

Новости Статьи Интервью Медиатека Муниципал


4 июня, 20:37   Статьи

Сергей Еремеев // «Пензенское дело»: 11 минут и 4 секунды о пытках

«Когда меня пытали, оперативный сотрудник, который задавал вопросы, спрашивал, почему я со своей женой. Я кричал, что я ее люблю. Меня били током, говорили, признавайся, почему ты с ней», - обвиняемый в участии в террористическом сообществе анархист Виктор Филинков рассказал о пытках и давлении. Ему удалось выступить во время девятого дня заседания по делу о признанной террористической и запрещенной в России организации «Сеть».

DSCN0045.JPG (318 KB)

Коллегия Московского окружного военного суда 4 июня возобновила после двухнедельного перерыва слушания по делу петербуржцев Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, обвиняемых в участии в «террористической организации «Сеть».

В ходе заседания председательствующий судья Роман Муранов удовлетворил ходатайство адвоката Филинкова Виталия Черкасова о назначении фоноскопической экспертизы имеющейся в материалах дела аудиозаписи разговора его подзащитного и Бояршинова. По мнению Черкасова и Филинкова, запись могла быть подвергнута монтажу.

Вещдок исследует Северо-западный центр судебной экспертизы. Его специалисты, в частности, сравнят голоса из аудиофайла с голосами подсудимых, записанными в ходе судебного заседания. Для записи был вызван капитан ФСБ Максим Волков. Он принес необходимую аппаратуру, поставил рядом с подсудимыми микрофон и предложил им по очереди говорить по 10 минут о чем угодно. Филинков воспользовался предоставленным временем, чтобы еще раз заявить о пытках. Он не раз жаловался, что вскоре после задержания был вынужден оговорить себя и своих знакомых из-за того, что оперативники ФСБ применяли к нему силу, в том числе били электрошокером. В ФСБ факт пыток отрицают. Следователям, проводившим проверку по жалобе Филинкова, оперативники заявили, что воспользовались электрошокером только два раза, когда задержанный пытался убежать. Позже следователи не стали возбуждать уголовное дело по жалобам фигуранта, а две судебные инстанции признали этот отказ законным.

Позже, уже в статусе подсудимого, Филинков несколько раз пытался акцентировать внимание на пытках, задавая вопросы свидетелям. Но судья подобные вопросы снимал. Возможность поделиться воспоминаниями о первых часах после задержания представилась, только когда ему разрешили говорить «что угодно» для записи голоса.

- Когда меня пытали – это было неожиданно, понятное дело, - это было совсем не так, как в кино это показывают, - начал Филинков. -  Нет такого, что есть время подумать или как некоторые супергерои смеются или что-то такое. Просто кричишь от боли. Это ужасно, на самом деле. Я в жизни не испытывал ничего подобного вообще. Меня била током розетка, но когда бьют шокером некоторое время – это совсем другие ощущения. На их фоне… Меня били, и избиения вообще не ощущались, никаким образом. Кроме ударов по голове. Когда по голове бьют, немножко белело в глазах. Глаза были закрыты, по большей части, потому что у меня шапка была натянута на лицо. Но в глазах белело. Когда заламывали, вообще ничего не ощущалось. Когда наручники застегивают вот так вот за спиной (Подсудимый при этом демонстративно убрал руки за спину – прим. ЗАКС.Ру) и везут в машине на заднем сиденье, как меня везли на психолого-психиатрическую, например, то где-то после первого часа начинают очень сильно болеть плечевые суставы. Ко второму часу это становится очень невыносимо. Крутишься, ерзаешь – невыносимая боль. Меня пытали около четырех часов, все это время я был с руками за спиной, но никакой боли в плечах не чувствовал, потому что болело все тело. Когда болит все тело, нельзя отделить какую-то конкретную часть, которая болела бы сильнее. Ожоги от электрического тока не болели. Они заболели через несколько дней… Я даже не знаю, куда били больнее. Били в разные места, в основном, в ногу. В ногу – продолжительнее всего. Также в грудь. Запястья я выворачивал… Когда к ноге приставляют и нажимают, как будто теряешься, как будто тебя не становится, остается только боль…

DSCN0043.JPG (237 KB)

Филинков задумался. К нему обратился сотрудник ФСБ Волков, которому было нужно, чтобы речь шла без остановок:

- Может быть, о чем-нибудь приятном расскажете?

Подсудимый усмехнулся:

- Приятного было мало.

- Не обязательно про этот случай, - уточнил сотрудник. – Может что-нибудь из детства?

Филинков снова замешкался.

- Давайте так. Сейчас вам чего больше всего не хватает? – поторопил его специалист.

- Очень не хватает супруги. Я ее очень люблю. Когда меня пытали, оперативный сотрудник, который задавал вопросы, спрашивал, почему я со своей женой. Я кричал, что я ее люблю. Меня били током, говорили, признавайся, почему ты с ней. А я кричал, что люблю ее. Меня били током за это. Это, наверное, была одна из самых унизительных точек в этом всем.  Нет, была еще одна. Спрашивали, с кем общается моя супруга, продолжая, естественно, эти удары током, потому что я пытался вспомнить, с кем она общается. Я отвечал, что у нее много знакомых, я не знаю, с кем она общается. А они говорят: «Ее [незензурное слово], а ты знаешь?» Таких вопросов было много. Видимо, какой-то способ подковырнуть, настроить тебя против всех. Ты понимаешь - вот кто во всем виноват. Вот кто сидит напротив тебя, тот, кто тебя пытает. Но при этом они пытаются выставить виновными других.

В зале суда начала плакать мама Филинкова, сидевшая в первом ряду. Люди поблизости стали успокаивать ее. Филинков продолжил:

- Например, мне объясняли, что мой «дружок Бояршинов» – я не знал, кто такой Бояршинов (На одном из предыдущих заседаний Филинков признался, что узнал фамилию второго фигуранта только когда они оба оказались под арестом – прим. ЗАКС.Ру) – мне потом объясняли: «Ну этот, Юра». [Говорили,] что он шел закладывать бомбу, чтобы убить людей. В той ситуации я верил в это… Также говорили, что другие люди тоже хотят убивать людей. Про [пензенского фигуранта дела] Армана Сагынбаева, о том, что он хотел изготовить взрывчатое вещество… Конечно, говорили, что все готовы клеветать. Вообще, их угрозы были абсолютно бессмысленными: что меня убьют, что меня в Пензу повезут те же СОБРовцы. Называлась «Машина со спецами» манипуляция: [говорили, что] машина со спецами меня повезет в Пензу, где меня будут опознавать. Ткнут в меня пальцем, а потом повезут обратно. В машине будет два спеца, и они будут спать по очереди, а я не буду спать, и воды там не будет. Задавали вопросы: «Сколько человек без воды может?» Насилие – это основа их работы. Вот эти люди в масках – я узнал, что это СОБР-Град – они, когда ведут в наручниках человека, они его тащат в разные стороны. Я говорю: «Постойте, зачем вы меня тащите в разные стороны? Я не понимаю, как идти». А они смеются и говорят, что именно так и надо. Это просто насилие ради насилия. Никого никогда не смущало то, что произошло. Когда я говорил, что пытки – это бесчеловечно, мне отвечали: «А разве тебя кто-то пытал? Ты же в машине ударился». Это говорили разные опера, и все это было при следователях. Больше всего мне запомнился следователь Алексей. У него такая кофточка и подтяжки, зеленая яркая-яркая. Он давал мне туалетную бумагу, когда я ходил в туалет. Я ходил в туалет не столько ради туалета. Я думал, как это прекратить. Но там кабинет рядом, и все время за мной выходил сотрудник, который стоял в двери. Дверь нельзя было закрывать. Я несколько раз думал, что они решат: «Все, можно расслабиться». Но нет, каждый раз стоял оперативник у двери.

Филинков говорил 11 минут и 4 секунды. Этого оказалось достаточно для записи. Председательствующий Роман Муранов сделал подсудимому замечание за то, что тот употребил матерное слово. Судья пригрозил, что в следующий раз в аналогичной ситуации удалит Филинкова из зала и разрешит участвовать только в прениях сторон.

DSCN0067.JPG (247 KB)

Записывающий голоса сотрудник Волков следующему подсудимому Бояршинову предложил зачитать какой-нибудь газетный текст. Из зала ему даже протянули выпуск «Новой газеты» со статьей о «пензенском деле». Подсудимый отказался, но повода делать себе замечания не дал. Он рассказал о своем задержании, о том, как любил путешествовать, о своих близких, в частности, друге и коллеге Илье Капустине, который вскоре после задержания позвонил Бояршинову и этим навел на себя подозрение.

- Он шел домой, и по дороге его схватили какие-то люди, посадили в микроавтобус, долго избивали его, били шокером, пытались узнать, что он знает про меня и других ребят, но он ничего не знал. Ему повезло больше, его отпустили, - продолжил подсудимый.

Бояршинов рассказал суду, что Капустину удалось уехать из страны и получить политическое убежище, хотя тот никогда не планировал покидать Россию.

Следующее заседание по делу «Сети» состоится 6 июня. Планируется, что на нем будут допрошены свидетели со стороны защиты.  

 
Статьи по теме
Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
Главный редактор: Гончарова Н.С.
+7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru