18+
полная версия сайта

Новости Статьи Интервью Медиатека Муниципал

РПР: сопредседатели на крови

За стеной дребезжат вялые аплодисменты. В узком коридоре за столами, придвинутыми к этой стене, теснятся четыре участковых – собирают показания с очевидцев. Пятью метрами ниже, в еще более узком и извилистом коридоре второго этажа, точно такая же стена. Ее серо-оранжевые обои вымазаны красным. Кровь уже впиталась и потеряла свой яркий цвет. В отличие от той, которая мелкими выпуклыми каплями остывает на сером кафельном полу. В Петербурге выбирают руководство РПР.

- Здесь проходила конференция Республиканской партии России. Организаторы наняли охрану, чтобы не пустить на нее нежелательных участников... Почему нежелательных? Ну это из-за их внутренних конфликтов... В результате человек 20 стояло под дверью, охранники не пропускали. Слово за слово, произошел конфликт. Одному парню разбили лицо. Нормально разбили, - майор полиции, самый старший по званию из присутствующих, стоит у окна на лестничной площадке Немецко-русского обмена на Лиговском, 87. Он объясняет начальству, что произошло, хочет получить указания, как действовать дальше. Закончив говорить, долго ждет, пока его собеседник примет решение. Посматривает на исписанный листок бумаги – там показания администратора здания, устало разглядывает что-то в окне.– Опрашивать всех? - через несколько минут он наконец дожидается ответа. – Понял.

Полицию ждали долго. Во-первых, надеялись на нее оппозиционеры, так и не принятые в партию и, как следствие, не включенные в списки, выданные организаторами конференции нанятым охранникам. Оппозиционеры – Андрей Пивоваров, Сергей Кузин и еще около 20 человек – толпились у железной двери Немецко-русского обмена, то и дело пререкаясь с четырьмя стражами спокойствия распорядителей собрания – Константина Ершова, Иосифа Скаковского и еще 40 их делегатов. Охранники легко шли на контакт: пытались выхватывать из рук не пускаемых внутрь фотоаппараты и телефоны, угрожали поломать им челюсти и "посадить на х**", изредка валили кого-нибудь на ступеньки или старались метким ударом кулака сломать нос.

Во-вторых, полицейских ждали администратор бизнес-центра и единственный штатный охранник. Администратор всплескивала руками и причитала, что разрешение просили лишь на проведение семинара, но никак не на массовую драку на лестничной площадке третьего этажа. Охранник объяснял, что там собрались евреи.

Лишь у делегатов конференции, забаррикадировавшихся в зале, приезд полиции вызывал некоторые опасения.

– Кто-то вызвал полицию, – нервно объяснял республиканец Андрей Пуговкин. – Не знаю, чего им надо...

Впрочем, далеко не все участники конференции переживали. Уже не молодые (в подавляющем большинстве) делегаты жадно вслушивались в речи выступающих. Известный петербургский оппозиционер, активный республиканец Иосиф Скаковский, прижимая к груди очки и слегка жестикулируя, выступал по вопросу перспектив плодотворного сотрудничества на благо развития оппозиционной деятельности и демократии Республиканской партии с "яблочниками", Комитетом гражданских инициатив Алексея Кудрина и прочими оппозиционными организациями. Иногда казалось, что выступление Скаковский готовил по "универсальному коду речи", где словосочетания из нескольких столбиков можно соединять в любой последовательности и некий смысл все равно сохраняется. Делегаты слушали внимательно, некоторые от напряжения дремали и просыпались, лишь когда подходила их очередь выступать.

– Полицейские приехали, но сказали, что это политическое мероприятие, и они вмешиваться не будут, – наконец нервно зашептались на лестнице.

Два стража порядка на улице в это время объясняли беспокойному администратору, что не имеют права войти в помещение: там находятся более 6 человек, у правоохранителей с собой оружие (в этот момент они убедительно кивали на торчавшие из-за пояса автоматы) и, если они поднимутся, может произойти "много чего". В смысле – у них отберут оружие и их же им и застрелят. Поэтому полицейские будут вызывать подкрепление.

Отчаявшись ждать изменения ситуации, в зал вошел Пивоваров (его организаторы включили в список "проходных", но он оставался на лестнице из солидарности с "забаненными" партийцами). Со сцены он призвал не допустить рейдерского захвата партии, отложить на более поздний срок конференцию и принять в партию "зарезанных Ершовым" людей. В ответ ему стали кричать "Пивоваров врет!". Вместе с несколькими единомышленниками он демонстративно покинул собрание.

В его отсутствие конференция перешла к выдвижению кандидатов в руководящие органы – на должности членов политсовета и сопредседателей. Из 40 делегатов в политсовет баллотировалась почти половина.

– Давайте выдвинем Марину Потехину, – предлагал Скаковский.

– Но она отказывалась. Говорила, что не хочет, – возражали ему.

– Она делала это сгоряча, – объяснял он непонятливым однопартийцам.

– Давайте позовем ее и спросим. Она стоит за дверью, ее не пускают, – снова выступали с глупыми инициативами неопытные делегаты.

– Давайте позовем, – соглашался выступающий. Кто-то тут же вставал, чтобы дойти до двери и пригласить Потехину, но Скаковский покровительственно останавливал торопыгу. – Стойте! Сидите пока! Так вот. Давайте позовем, но сначала давайте подумаем. Ей сейчас придется отказаться от должности, потому что она там, с ними, от нее этого требует ситуация. А потом, когда мы поставим ее перед фактом, что она уже избрана, она подумает хорошенько и, может, согласится.

Тем временем прибыло подкрепление. Вчетвером, вместе с приехавшими участковым и майором, полицейские зашли в здание, стали подниматься по лестнице. Навстречу вышли спускавшиеся Пивоваров с недопущенными на конференцию партийцами. Группы встретились. Оппозиционеры развернулись, все вместе пошли наверх.

Через несколько минут узкий, короткий и извилистый коридор второго этажа заполнили люди. Филипп, один из незарегистрированных республиканцев, с разбитым опухшим лицом, по которому струится кровь, тычет пальцем в охранников.

– Кто именно вас бил, вы можете сказать? – допытывается участковый.

– Вот этот, – Филипп показывает на одного из охранников со сбитыми костяшками. – И этот тоже, – у второго кровь разбрызгана по пиджаку, в ней вымазана ладонь.

– Да что ты врешь?! Ты сам ко мне подбежал и пытался головой ударить. А потом чуть не заплакал, когда я один тебя отмудохал, – оправдывался тот, что со сбитыми костяшками.

...Коридор третьего этажа, за стенкой идет конференция, кто-то выступает, кто-то хлопает. После телефонного разговора майор срочно вызвал на место еще трех участковых. Сказал брать показания со всех. Четверо полицейских вытащили из зала стулья, устроились за столами у стенки. С одним из участковых беседует Ершов.

– Да что рассказывать? Пытались сорвать собрание, устроили драку в прошлый раз, – рассказывает Ершов, имея в виду прошлое собрание по выборам делегатов на федеральный съезд, на котором отказались принимать в партию некоторых людей. – Вот и пришлось нанять охрану.

– Это вы ее наняли? – спрашивает полицейский.

– Да, я.

Опрос участковые вели часа два – разговаривали с участниками конференции, которые в основном весь вечер просидели в зале и по существу ничего рассказать не могли. Делегаты, случайно выбредавшие из зала в поисках воды, шарахались от полицейских. Тем временем конференция шла своим чередом. Изготовили бюллетени, проголосовали, потом очень долго считали. В итоге закончили почти одновременно с правоохранителями. Подвели итоги. Оказалось, что все, как и должно было быть: Константина Ершова, Иосифа Скаковского и Владимира Долинина избрали сопредседателями.

Олег Мухин
 
полноэкранная версия материала
Все права защищены. При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
Главный редактор: Гончарова Н.С.
+7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru