ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Ху из ху 20 февраля 2004, 17:17

Опытный парламентский перебежчик

Депутат Законодательного собрания Игорь Сергеевич Риммер выделяется среди коллег по Мариинскому дворцу сразу. И дело не только в колоритной внешности, с которой ему лучше не оказываться на улице в момент облав на лиц кавказской национальности. Парламентарий демонстрирует чудеса политической выживаемости, меняя фракции, как перчатки, в зависимости от политической коньюнктуры.

Бывший электромонтажник на Петрозаводе, он дослужился за годы трудовой карьеры до поста заместителя директора Механического завода Ленинградской военно-морской базы, а впоследствии стал генеральным директором ЗАО Балтика, в оперативном управлении которого находится торговый комплекс Оккервиль у станции метро Ладожская. Известно, что в начале 1990-х гг. во время становления на ноги Балтики - Красногвардейский район был полем деятельности ефимовской ОПГ во главе с Александром Ефимовым. Ефимовцы крышевали практические все наиболее крупные коммерческие фирмы в районе. Про связи самого Риммера с ОПГ достоверных сведений нет, хотя не поддерживать контактов с криминальными элементами в то время бизнесмены были просто не в состоянии. В числе соучредителей ОО Торговый Дом ЭСПИ вместе с Риммером значились господа Яндиева, которые, по данным милиции, подозревались в связях с одной из этнических ОПГ Северной столицы.

Занятие бизнесом не обеспечивало господину Риммеру достаточного морального удовлетворения, и он в феврале 1998 г. встал на политическую стезю, пойдя в муниципальные депутаты. С поста первого заместителя председателя Совета МО "Малая Охта" он шагнул еще дальше. В конце 1998 г. Игорь Сергеевич уже стал депутатом Законодательного собрания Санкт-Петербурга, где вскоре оказался на посту зам.председателя постоянной комиссии по вопросам городского хозяйства, градостроительства и земельным вопросам, являясь также и членом Комитета по законодательству.

Победа Риммера на заксовских выборах 1998 г. была ожидаема. К тому времени он являлся руководителем Межрегиональной общественной организации "Общество социальной справедливости", позиционировавшей себя в качестве благотворительной организации, занимавшейся реализацией социальных депутатских программ для жителей округа (похожую структуру незадолго до выборов организовал под себя и Вадим Тюльпанов).

В первом туре выборов Игорь Риммер, выдвинутый группой избирателей, занял второе место. Он сумел обойти известного в районе предпринимателя-мецената Валентина Ковалевского, а во втором туре буквально разгромил яблочника Малхаза Жвания. В победе немалую роль сыграла поддержка со стороны блока Юрия Болдырева.

В своей предвыборной кампании Риммер активно занимался продажей от имени собственного "Общества социальной справедливости" в принадлежащих ему же "социальных" магазинах хлеба по сниженным на рубль-полтора ценам. Организованная конкурентами "контрольная закупка" тут же выявила, что буханки просто-напросто весят меньше положенных. Иначе говоря, кандидат в депутаты мошенничал. Но на результаты выборов эта история влияния не оказала.

Как законодатель Риммер занимался абсолютно несхожими вопросами от регулирования заготовки и переработке металлического лома до установления памятника на могиле академика Дмитрия Лихачева. Один из нашумевших законопроектов Игорь Сергеевич подготовил в конце мая 2002 года. Речь идет о проекте закона о градостроительной деятельности в Санкт-Петербурге, который регулирует отношения между органами госвласти, органами МСУ Санкт-Петербурга, а также между физическими и юридическими лицами, возникающие при градостроительном планировании развития и градостроительном регулировании использования территорий города. В документе были определены принципы, формы, полномочия указанного регулирования, устанавливается компетенция органов законодательной и исполнительной власти в данной сфере. Настоящий законопроект в определенной степени ограничивал влияние Администрации Санкт-Петербурга на выделение площадей под застройку. Само появление документа случилось после шумных баталий в ЗакСе вокруг вопроса об отсутствии в городе соответствующего регулирующего законодательства и конфликтах между жителями и строительными организациями. При этом Риммер не столько стремился урегулировать спорную проблему, сколько поддержать Смольный. Законопроект об участии граждан в обсуждении проектов нового строительства предусматривал возможность дискуссии - заочно. При этом правила застройки города оказывались прерогативой исключительно администрации, а согласительные комиссии могли бы принимать сугубо рекомендательные решения.

Но больше всего депутат Риммер запомнился своим стремлением поучаствовать в регулировании деятельности религиозных организаций и выступлениями по поводу собственной духовности и христианской сущности, а также устраиваемыми ими в Мариинском дворце обедами с представителями дворянства.

В политической жизни Игорь Сергеевич вовсе не демонстрирует душевного смирения и иных предусмотренных Священным писанием качеств. Избравшись в Законодательное собрание от антигубернаторского блока Юрия Болдырева, он уже через неделю покинул его, заявив, что основателю блока он ничего не должен. Несмотря на подписанное прежде обязательство сложить с себя депутатские полномочия в случае выхода из блока, из Мариинского дворца парламентарий уходить не собирался. Вместо этого он перебрался в просмольнинскую фракцию Промышленная, а под конец года, после ее распада, очутился в состряпанном на скорую руку Санкт-Петербурге. Эту структуру создавал, по сути, вице-губернатор Юрий Антонов в интересах Смольного. В начале 2002 г. Риммер стал участником также прогубернаторского левого Народовластия.

Верность власти стала неизменной чертой Игоря Сергеевича. При утверждении Ирины Потехиной вице-губернатором по СМИ в марте 2002 г. Риммер громко взывал к оппоненту смольнинской назначенки Сергею Андрееву как православный к православному и пытался уговорить его аргументами вроде не суди, и не судим будешь. В заключение он заявил о необходимости поддержать Потехину авансом с целью получить хорошего, грамотного партнера с противоположной стороны.

Столь правильная политическая эволюция была оценена властью по достоинству. Известно, что Смольный финансировал исполнение так называемой депутатской поправки в зависимости от степени лояльности парламентариев. Народовластие, в рядах которого очутился Игорь Сергеевич, явно не было обижено: в среднем на члена фракции пришлось по 21, 5 млн рублей первое место в Мариинском дворце.

Небезынтересно посмотреть, как Риммер тратил средства из резервного фонда. Он беззастенчиво пользуется бюджетными фондами для собственной избирательной кампанией. В бюджете на предвыборный 2002-й год он пробил направление 800 тыс. рублей своему Обществу социальной справедливости на проведение мероприятий по социальной поддержке малообеспеченных пенсионеров, инвалидов и ветеранов. Туда же шли деньги по его поправке и ранее. Риммер сумел и напрямую нарушить Конституцию РФ, выделив из резервного фонда деньги на зарплату муниципалитетам (согласно законодательству, органы МСУ отделены от госвласти). Кстати, Игорь Сергеевич стал автором идеи помещать на почтовые ящики, железные двери и прочие объекты депутатских благодеяний таблички Сделано депутатом (имярек).

Интересно, что когда в 1999 г. в Законодательном собрании разгорелся конфликт по поводу переноса губернаторских выборов на декабрь (чего добивался Владимир Яковлев), именно Риммер выступил инициатором переноса выборов и нисколько не скрывал, что хочет всемерно помочь главе города переизбраться на более выгодных условиях. Политическая деятельность оборачивалась вполне весомыми дивидендами в бизнесе. В день принятия соответствующего решения о дате выборов губернатор Яковлев подписал распоряжение 1015-р, согласно которому сроки платежей, осуществляемых в бюджет рынком, директором которого Игорь Сергеевич являлся до избрания и от прибылей которого продолжал неофициально получать свою долю, продлевались.

Активно эксплуатируя свой имидж борца за социальную справедливость, Риммер крайне нервно воспринимает попытки разрушить образ бескорыстного помогающего всем обездоленным. Поучаствовав в свое время в провале закона о школьных завтраках, он попытался (неудачно) устроить кулачную расправу над яблочником Александром Кущаком, обнародовавшим результаты поименного голосования.

Риммер не был бы Риммером, если бы не потешал время от времени коллег и избирателей экстраординарными инициативами. В марте 2001 г. он предложил Законодательному собранию самораспуститься, но эта инициатива встретила поддержку лишь 17 мариинцев. По словам депутата, администрацией города и депутатами были допущены нарушения при формировании и принятии бюджета Санкт-Петербурга, что в итоге приостановило финансирование коллективной поправки. По мнению Риммера, в сложившейся ситуации парламентарии более не могли исполнять свои обязанности.

Весной 2002 г. депутат выступил самым активным проводником идеи Смольного о переносе выборов на сентябрь, нисколько не скрывая, что главная его цель состояла в недопущении выборов по партийным спискам, невыгодным для губернатора Владимира Яковлева. Оппоненты Риммера не без ехидства заявляли, что неприятие депутатом партсписков вызвано и тем, что ни одна более или менее известная партия в городе не намерена включать его в свои списки, хотя Риммер и обзавелся членскими билетами сразу двух партий Единой России и Партии возрождения России Геннадия Селезнева. Инициатива депутата провалилась: за нее проголосовали лишь 16 депутатов.

Выйти на федеральный уровень политики Риммеру также не удалось в 1999 г. он не вошел даже в тройку лидеров в округе 207, где баллотировался от Отечества-Всей России. Не более успешной оказалась его попытка стать губернатором Санкт-Петербурга в 2000 году. Он выставлял свою кандидатуру, но не набрал требовавшихся 70 тысяч подписей.

После смены спикера в Мариинском дворце и поражения, которое потерпело прояковлевское лобби зимой 2003 г., Риммер поспешил записаться в ряды тех, кто, как ему казалось, одержит победу. Войдя во фракцию Единый Петербург во главе с Юрием Рыдником, он не подчинился руководству Единой России, рекомендовавшей всем единороссам войти в ряды одноименной фракции. Правда, на пресс-конференцию по поводу создания Единого Петербурга Риммер на всякий случай не пришел. Позднее он оказался в рядах первых перебежчиков из смольнинского в полпредовский лагерь. Уклонившись от бойкота заседаний Игорь Сергеевич приехал в Мариинский дворец, но, увидев вдали грозного шефа фракции Юрия Рыдника, быстро юркнул в первое попавшееся помещение.

Поняв, что пребывание в оппозиции большинству ничем хорошим для него не кончится (Риммер не сумел добиться вожделенного поста главы комиссии по МСУ), да еще и из Единой России могут показательно исключить как Юрия Рыдника, Игорь Сергеевич всерьез призадумался. Сразу после того как его коллега Игорь Высоцкий перебрался из Единого Петербурга в Единую Россию, Риммер последовал за ним.

Соответствующий пряник ему был немедленно выдан. Риммера избрали представителем Законодательного собрания по связям с религиозными конфессиями. Еще в начале 2000 г. он добивался этого поста, но столкнулся с обвинениями в православном фундаментализме. Теперь же Игорь Сергеевич предъявил свидетельство главы мусульман Северо-Запада России о том, что отзывчивый депутат лично ездил в район боевых действий в Дагестан для поддержания боевого духа петербургских омоновцев. Вдобавок Риммер похвастался связями с митрополитом и церковными иерархами. На всякий случай он призвал факультативно изучать в школах все мировые конфессии.

После ухода Владимира Яковлева в федеральное правительство Риммер быстро продолжил процесс перебегания на победившую сторону. Теперь он активно разъяснял, что никогда и не был сторонником конкретно экс-градоначальника, а просто поддерживал исполнительную власть и на этой мудрой позиции будет стоять и далее. Нечего сказать, весьма выгодная политическая ориентация.

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости
Упоминаемые персоны




Новости23 февраля
Смотреть предыдущие новости →






О редакции Реклама