ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Новости 7 апреля 2011, 14:09

Не бандиты, а патриоты, не преступления, а безобразия

Один из адвокатов по делу группировки Воеводина считает, что его подзащитный со своими подельниками – истинные патриоты. С прошлой пятницы в Городском суде Петербурга на процессе по делу группировки Воеводина-Боровикова идут прения. Во время своей речи в среду адвокат Артема Прохоренко, Павел Лепшин, оправдывая действия подсудимого, построил защиту на фактическом оправдании агрессии в адрес мигрантов и всех приезжающих в Петербург иностранцев. По мнению господина Лепшина, нападение с ножами на представителей армянской диаспоры в селе Никольское произошло только потому, что подсудимого Харчева, по его собственным словам, кто-то из армян однажды обидел. Харчев начал искать, кто бы мог ему помочь отомстить обидчикам и нашел – компанию Боровикова и Воеводина. Которые, вооружившись ножами, поехали мстить за обиды, нанесенные их новому знакомому. «Они пытались достучаться до общества, но где была милиция, когда обижали Харчева? – патетически вызвал к присяжным адвокат Лепшин. – Вот они и отомстили так, как отомстили. А к чему призывает прокурор? Осудить их?! Но ведь на их место придут другие, моложе и агрессивнее! Так что надо остановить насилие!». Объясняя убийство таксиста, выходца из Узбекистана по фамилии Суюнов, адвокат Лепшин заявил: «Большинство мигрантов приезжает сюда наживаться на нас, а не работать! Вот если бы они работали, не было бы таких людей, как Воеводин!» Подобные этому монологи господин адвокат периодически прерывал собственными экскурсами в историю и социологию: «а вы знаете, сколько в России нелегальных мигрантов? А вы знаете, что среди скинхедов много антифашистов и музыкантов? А вы знаете, что свастика – это всего лишь символ солнца?» – с такими вопросами Павел Лепшин постоянно обращался к присяжным. Cудья Вадим Шидловский вынужден был постоянно прерывать его речь, чтобы вернуть к реальному разбору дела адвоката, увлекшегося пропагандой идей своих подзащитных. Но господин Лепшин в течение почти пяти часов (с небольшими перерывами) продолжал гнуть свою странную линию. «Их действия основывались не на ненависти! – восклицал он, глядя на присяжных. – Ведь ненависть – это оборотная сторона любви, значит – они делали это из любви, они любят свою родину и хотят ею гордиться. Поэтому они ведут здоровый образ жизни и изучают историю. Вот кто у нас знает Евпатия Коловрата? Мне, например, стыдно, что я его мало знаю!» Судья Шидловский снова прервал страстные излияния адвоката, сказав, что пробелы в образовании господина Лепшина – его собственные проблемы, а не присяжных и суда. А когда адвокат Лепшин заявил присяжным, что они участвуют в «бессмысленном шоу», судья Шидловский резко одернул зарвавшегося адвоката словами о недопустимости оскорбления суда. «Вы не на шоу, и вы не клоун!» – повысил голос судья. На что из зала послышались реплики: «Клоун, да еще и фашиствующий!» А после первого перерыва от присяжных к судье поступила записка с вопросом – почему судья не останавливает выступление адвоката? На что судья Шидловский сказал, что может прервать адвоката только в том случае, если он уходит совсем в сторону от обсуждения обстоятельств дела. Главным аргументом защиты у господина Лепшина был покрытый плесенью времени тезис – среда, мол, заела его подзащитного и остальных подсудимых. «Все их действия были произведены в ответ на другие действия, это реакция на ситуацию в обществе, а не идеология! – заявлял Лепшин. – Да, они поехали с ножами в Никольское, но они же не остались равнодушными! А все вокруг равнодушны, и милиция бездействует!» Объясняя факт создания группы (который, кстати, сами подсудимые отрицают, упирая на то, что никакой организации не было, все происходило случайно и спонтанно), господин Лепшин повторил слова, якобы сказанные ему одним из подсудимых: «Нас же могли переловить поодиночке!» Из чего Лепшин сделал вывод: «чтобы не испытывать негативных эмоций, они и объединились!» При этом заявлении практически все подсудимые, строившие свою защиту совсем на других аргументах, низко опустили головы. В конечном итоге господин Лепшин сделал вывод, что никакой идеологии в действиях подсудимых не было. По его мнению, за убийствами и разбойными нападениями стоят чисто социальные причины, что его подзащитный – жертва общества. А описывая эпизод убийства ученого и эксперта Николая Гиренко, адвокат Лепшин договорился до того, что назвал его «несчастным случаем». После выступления господина Лепшина судья Вадим Шидловский взял слово и почти десять минут перечислял все нарушения и нестыковки в речи адвоката. Судья напомнил присяжным, что они не должны принимать во внимание параллель, которую Лепшин провел между действиями милиции или какой-то социальной и национальной группы и действиями членов банды. Судья назвал неправомерными заявления адвоката о «коллективной ответственности всей социальной или национальной группы за действия одного из своих представителей», на которую постоянно ссылался адвокат Лепшин. Прения продолжатся до следующей недели, после короткого перерыва у сторон будет возможность обменяться репликами. Наталья ШКУРЕНОК

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости




Новости5 февраля
Смотреть предыдущие новости →






О редакции Реклама