ЗакС.Ру в FaceBook    ЗакС.Ру в Twitter    ЗакС.Ру во ВКонтакте    ЗакС.Ру в Telegram

Статьи 6 августа 2010, 12:28

ЮНЕСКО залечить не удалось

Наблюдатели от общественных организаций, побывавшие в Бразилии на 34-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО, рассказали, как решалась судьба российских объектов, и вместе с петербургскими экспертами обсудили возможные последствия принятых резолюций.
 
Под ковром
Пока чиновники хранят молчание, традиционно объясняемое ими отсутствием поступившего по официальным каналам окончательного решения, задачу информирования граждан решают независимые эксперты. На прошедшем в пресс-клубе "Зеленая лампа" круглом столе Ирина Заика (секретарь совета по наследию Союза архитекторов России, наблюдатель от неправительственных организаций в сфере культуры) представила принятые 34-й сессией резолюции по российским объектам. "Это окончательные решения, они утверждены 3 августа и получены мною в секретариате сессии", — пояснила она.

В сравнении с первоначальным проектом резолюции по Петербургу изменился лишь один пункт, № 4. Изначально он содержал "поздравления" российской стороне в связи с принятым решением отказаться от 400-метрового "Охта-центра". По мнению наблюдателей, такая формулировка была следствием определенной дипломатической работы. Руководитель Центра ЭКОМ Александр Карпов высказывается более резко, заявляя: "При помощи недоговорок, умолчаний, выдавая одно за другое, попытались ввести в заблуждение, кульминацией стала попытка выдать письмо с поручением президента Медведева (следовать рекомендациям ЮНЕСКО. — Ред.) за окончательно принятое решение".

Данные российской стороной заверения были приняты за чистую монету — этим и объясняют отсутствие в проекте решения предостережения о возможном включении Петербурга в позорный Список объектов всемирного наследия в опасности.

Газпром поздравить не с чем
Вариант с "поздравлением" был в преддверии сессии распространен среди ее участников. Что, полагает Ирина Заика, и предопределило благожелательный настрой международных экспертов и то, что обсуждение петербургской номинации проходило достаточно спокойно. Однако к концу июля уже поступили официальные разъяснения о том, что никакого юридического документа, ставящего крест на идефиксе Миллера, не существует.

Потребовалась корректировка резолюции. "По поручению неправительственных организаций в сфере культуры я предложила формулировку, содержащую настоятельную рекомендацию официально объявить об отказе от небоскреба, указав сроки, в которые это будет сделано, если же нет — вставить пункт о включении без обсуждения петербургской номинации в Список объектов в опасности, — рассказала Заика. — Однако представителями правительства Петербурга и российской делегации был выработан иной вариант".

В итоге принятая формулировка п. 4 звучит так: "(Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО) высоко оценивает последнюю информацию государства-участника (Российской Федерации) о дополнительных мерах, направленных на то, чтобы федеральные и региональные власти действовали в соответствии с положениями Конвенции об охране Всемирного наследия, и то, что на настоящий момент не дано официального разрешения на проведение строительных работ по "Охта-центру".

Приветствует информацию о том, что региональные власти выразили свою готовность продолжать диалог с ЮНЕСКО по этому вопросу и провести независимую оценку ЮНЕСКО и ИКОМОС по воздействию проекта на выдающуюся универсальную ценность объекта".

"Выглядит это довольно странно, — полагает Ирина Заика. — Власти и так обязаны следовать конвенции, раз ее ратифицировала наша страна, и сотрудничать с ЮНЕСКО. Но заявление о готовности провести независимую оценку — факт отрадный. До тех пор пока ее не осуществит экспертная комиссия ИКОМОС и ЮНЕСКО, никакого разрешения на реализацию проекта не будет, мы так понимаем".

Еще более важным представляется Ирине Заике содержание п. 5: разработать принципиально иные альтернативные проекты, соответствующие действующему законодательству (как ранее разъяснялось Росохранкультурой, оно не позволяет сооружать на выбранной для "Охта-центра" территории здания выше 42 м).

В целом же позиция Комитета всемирного наследия остается неизменно жесткой: в том виде, в каком продвигается проект газпромовской башни, его быть не должно. И не будет, убеждена Ирина Заика. "В случае пересмотра границ участок "Охта-центра" (который сейчас находится на территории объекта всемирного наследия "Исторический Петербург и связанные с ним группы памятников") мог бы оказаться выведенным из них, попасть в неохраняемую зону. Однако позиция ЮНЕСКО известна: не сокращать границы, а лишь уточнить их", — замечает эксперт.

С ней согласен и глава петербургского ИКОМОС Сергей Горбатенко, встречавшийся с членами мониторинговой миссии и получивший информацию по данному вопросу из первых рук. "Вожделенные ОДЦ "Охта" корректировки не пройдут, — убежден Горбатенко. — Порукой тому и важнейшие археологические объекты Охтинского мыса, и предписанное ЮНЕСКО обеспечение охраны панорамы Невы".

Приговор небесной линии
Это прекрасно осознают и сочувствующие чаяниям "компании № 1" чиновники. По сведениям источников Александра Карпова, подготовленный властями проект Универсальной ценности исторического Петербурга предлагает исключить из нее ключевую компоненту — ландшафтную составляющую. Ту самую, знаменитую и уникальную небесную линию, которую Дмитрий Лихачев завещал беречь как самое бесценное наше сокровище. Помнится, в год 100-летия академика Валентина Матвиенко называла его "свечой мудрости, которая будет светить нам всегда". Нынче молятся на призрачное пламя голубой горелки.

"В резолюции бразильской сессии содержится рекомендация "пересмотреть предложенное определение выдающейся универсальной ценности объекта", — обращает внимание Карпов. — В докладе мониторинговой миссии, положенном в основу этой резолюции, сообщается, что 29 января российская сторона предоставила отчет о положении дел. Он включал в себя проект Определения универсальной ценности, сообщение о проведении историко-культурных экспертиз, по результатам которых границы компонентов объекта будут откорректированы и созданы буферные зоны "в соответствии с действующим законодательством", сообщение о том, что проект "Охта-центра" "проходит экспертную градостроительную оценку и юридическую проверку прокуратурой", также предложена была некая "многоцелевая программа". Ну с итогами прокурорской проверки известно что — просто смех. Ссылки на соответствие действующему законодательству изумляют — в России вообще до сих пор нет закона об объектах всемирного наследия! "Экспертная градостроительная оценка" — что это? Кто видел упомянутые проведенные экспертизы, проект Определения универсальной ценности? Что за "многоцелевая программа", кто слышал о ее утверждении нормативным актом?"

На все эти вопросы нет ответа ни у членов Совета по сохранению культурного наследия, ни у ВООПИиК, ни у петербургского ИКОМОС — никому из профильных экспертных организаций эти материалы не предоставлялись. Как можно предположить — ввиду легко прогнозируемой реакции защитников культурного наследия.

Стратегия успеха
Тем не менее защитники наследия полагают, что номер с одурманиванием ЮНЕСКО не прошел. Оценивая итоги 34-й сессии, сопредседатель петербургского ВООПИиК Александр Кононов замечает: "Кроме официальной части есть серьезная кулуарная работа с двух сторон. Мы считаем отраженный в решении итог удовлетворительным. Наши оппоненты накануне сессии утверждали, что Комитет всемирного наследия пойдет по пути сокращения границ петербургского объекта, говорили об этом как о деле решенном. Эти заявления оказались чисто пропагандистским ходом — обратная позиция комитета внятно обозначена в итоговой резолюции".

Как сообщил Сергей Горбатенко, в конце мая он лично доставил в секретариат ИКОМОС сделанную петербургским отделением экспертизу. "Мы крайне отрицательно оцениваем проект "Охта-центра". Надеемся, что наше мнение будет учтено, — поясняет Горбатенко. — Решение сессии эти надежды укрепляет".

Защитники наследия с удовлетворением отмечают и выраженное в резолюции намерение провести в Петербурге международный форум с участием экспертов ИКОМОС, ЮНЕСКО для оценки различных предложений по границам объекта и его буферным зонам. Но для того чтобы он не стал пустым мероприятием для галочки, необходима серьезная подготовка.

"Прежде всего нужно обеспечить доступ к достоверной информации, добиться предоставления и нашим, и международным экспертам последнего смольнинского пакета документов, — настаивает Сергей Горбатенко. — Ключевые вопросы: кто будет участвовать в этой конференции и когда она произойдет. Если в марте, как говорилось, можно успеть серьезно подготовиться, если же нынешней осенью, то едва ли. Очень важно, чтобы к работе были привлечены знающие объект неангажированные эксперты. Мы, петербургское отделение ИКОМОС, выражали готовность подключиться, используя накопленный материал, наш опыт, готовы сделать все необходимое бесплатно. Но ответа от КГИОП не получили. Судя по истории с тендером, объявленным на выполнение его задания по уточнению границ и состава объекта, имеет основания представленная в СМИ гипотеза о том, что он заточен под уже сделанную работу. По всей видимости, мастерская Никитина по-прежнему главный проектировщик для КГИОП. Тем не менее мы планируем подготовить атлас по 139 элементам петербургского объекта Всемирного наследия".

Александр Карпов убежден, что залог успеха форума — четко выверенная юридическая оценка предлагаемых формулировок. Следует с особой тщательностью рассмотреть Описание выдающейся универсальной ценности. А также сделать анализ прецедентов по другим объектам, посмотреть, как схожие проблемы решались в других городах.

Президент российского фонда "Охрана природного наследия" Алексей Буторин, присутствовавший на сессии в Бразилии в качестве наблюдателя, с удовлетворением отмечает ее итоги в части отечественных природных объектов. По его мнению, высокого результата удалось добиться благодаря очень четкой и слаженной работе экологических организаций. "Необходима аналогичная мощная общественная коалиция по объектам культурного наследия", — напутствует градозащитников Буторин.

Среди пяти природных объектов, решением 34-й сессии пополнивших Список всемирного наследия, один российский — "Плато Путорана" на севере Центральной Сибири. "То, что эта номинация была принята, во многом заслуга Алексея Буторина, он разрабатывал и продвигал ее десять лет! — отмечает Ирина Заика. — Но ни один наш культурный объект не вносился в список с 2005 года, и это очень печально".

Рассматривая весь набор принятых сессией резолюций по российским объектам (четыре — природного и четыре — культурного наследия), Александр Карпов приходит к выводу: наиболее результативными можно считать решения по тем из них, где было сильное давление общественности (Западный Кавказ, Байкал). "На этом фоне Петербург смотрится неплохо. Я связываю это с огромным сопротивлением города", — констатирует эксперт.


Татьяна Лиханова

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.




Новости23 октября
Смотреть предыдущие новости →

Тревожный телефон по
муниципальной коррупции:
+7 (812) 331-71-80



Главное ↓ 

О редакции Реклама