ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Интервью 2 июля, 16:50

Глава СПбИК Мейксин о давлении на избиркомы, ДЭГ и "дачных" участках

Фото ЗАКС.РуФото ЗАКС.Ру

В сентябре петербуржцы отправятся на избирательные участки выбирать губернатора и депутатов местных советов. ЗАКС.Ру поговорил с председателем Санкт-Петербургской избирательной комиссии Максимом Мейксиным о предстоящей кампании, попытках извне повлиять на ход выборов, а также голосовании в соседних и новых регионах. 

- Законотворцы придумывают новые и новые изменения в сфере выборного законодательства. С чем мы столкнемся на сентябрьских выборах? Какие самые масштабные, на Ваш взгляд, изменения?

- По большому счету, сильных изменений в российском законодательстве за этот период пока не произошло. Из новаций, которые будут сейчас реализовываться, — это "ИнформУИК" с поквартирным обходом, в рамках которого члены избирательных комиссий информируют жителей нашего города о предстоящих выборных кампаниях. Мне кажется, это очень здорово, когда можно дойти до каждого избирателя и пообщаться лично. Может, человек хочет голосовать на дому… Некоторые не знают, где их избирательный участок, это тоже важно. 

Понятно, что сохранятся все новации, которые касаются порядка работы наблюдателей и порядка проведения видеосъемок на участках. В законодательстве все детально прописано, чтобы дисциплинировать избирательный процесс, чтобы каждый понимал, что должен и может делать в рамках избирательного процесса.

- Одно из нововведений — это запрет иностранным агентам принимать участие в выборах любого уровня. Как лично Вы считаете, справедлива ли такая норма? 

- Я считаю, что избирательная система — это очень важный институт любого общества, любой страны. Люди, которые так или иначе связаны с избирательным процессом, являются членами комиссий или кандидатами, но при этом работают не в интересах государства, а ведут антигосударственную деятельность, совершенно логично должны быть отстранены, ограничены от избирательного процесса. 

Сейчас ввели ограничения — иностранный агент не может быть депутатом региональных законодательных органов. Люди, которые действуют не в интересах страны, не должны иметь отношения ни к законодательным органам, ни к структурам и институтам, которые занимаются их избранием. Мне кажется, это совершенно обоснованно: государство должно уметь себя защищать. На самом деле странно, что раньше мы этого не делали.

- В некоторых регионах уже активно используется дистанционное электронное голосование, у нас оно будет или нет? В последний раз спикер ЗакСа Александр Бельский говорил, что ДЭГ ожидается в 2026 году. 

- Следующий крупный электоральный цикл — это выборы депутатов в Государственную думу РФ и Законодательное собрание Санкт-Петербурга в 2026 году. 

В Петербурге потенциально в ДЭГ может проголосовать 1,5-2 миллиона человек.  Мы очень будем стараться, чтобы к этому времени в нашем городе было реализовано дистанционное электронное голосование. Считаем, что это очень прогрессивный и важный элемент избирательного процесса. У Москвы своя платформа ДЭГ, а вся остальная страна работает на платформе Центральной избирательной комиссии РФ.

Требуется проработать огромное количество технических моментов и целый ряд организационных вопросов. Например, когда было тестирование в прошлом году, выяснилось, что с приложения ДЭГ через одного из мобильных операторов невозможно было проголосовать. Это были ограничения, связанные с системой безопасности. Целый ряд людей, которые пытались через этого оператора проголосовать в тесте, сделать этого не смогли. Мы эту ошибку увидели, сейчас она отработана.

Второй важный момент — это сопоставление записей в системе ГАС "Выборы" с записями портала "Госуслуги". В системе "Госуслуг" человек сам заполняет данные о себе и зачастую записи трудно сопоставить. Допустим, человеку исполнилось 40 лет, он поменял паспорт, но забыл это сделать на портале "Госуслуги". Соответственно, в системе МВД номер паспорта поменялся, а на портале — нет.

Важно чтобы данные человека, адрес были написаны правильно. Например, чтобы не подменяли букву "Е" в паспортных данных на букву "Ё" при занесении информации о себе на "Госуслугах". Для сопоставления нужно, чтобы везде были указаны одинаковые данные.

У Петербурга три вида наименования только сокращений города. То же самое касается некоторых улиц, переулков, проездов… 

В городе было выявлено порядка 170 тысяч записей, которые не сопоставлены. В масштабах пятимиллионного города — это не так много, но если 150-170 тысяч человек не смогут проголосовать, это 150-170 тысяч жалоб. Это недопустимая история для Петербурга. Мы проводим большую работу. Уже существенно уменьшили объем несопоставленных записей. Так что ДЭГ будет обязательно.

- Правильно ли понимаю, что это будет система, которую подготовит ЦИК России, а не самостоятельная, как в Москве?

- Мы как раз работаем с платформой ЦИК России. В прошлом году на конференции в честь 30-летия избирательной системы Санкт-Петербурга, когда приезжала председатель Центральной избирательной системы РФ Элла Александровна Памфилова, мы говорили о том, что в Санкт-Петербурге будут применяться электронные списки избирателей.

Присоединение этой системы к системе ДЭГ дает широкие возможности и удобство для избирателей. Как и в Москве, можно будет прийти на любой избирательный участок и проголосовать как удобно, не прикрепляясь, понимая, что такая возможность будет априори. 

Система сама найдет избирателя в списке, предложит ему расписаться на экране и дальше получить бюллетень. Электронный список будет доступен на всех избирательных участках. Он исключает двойное голосование.

Мы будем стремиться к 2026 году до конца цифровизировать списки избирателей, купить необходимое оборудование для сканирования паспортов и распознавания подписей, чтобы таким образом ускорить и процесс выдачи бюллетеней.

- А в будущем когда-нибудь полностью перейдем на цифровое голосование или "бумажное" сохранится? 

- Я думаю, что классическое голосование — "бумажное" — сохранится в любом случае. Во-первых, есть старшее поколение, которое привыкло традиционно голосовать бумажными бюллетенями. Даже в нашей избирательной комиссии есть сотрудники, вполне молодые люди, которые являются сторонниками того, чтобы не широко работать с цифровизацией. Во-вторых, есть люди, которые по каким-то соображениям хотят иметь именно бумажные бюллетени.

Другое дело, что по мере реализации всех удобных способов голосования мы рано или поздно придем к сокращению количества избирательных участков: часть будет голосовать через ДЭГ, часть будет голосовать на тех участках, где им более удобно это делать. Соответственно, будем экономить затраты на организацию и проведение выборов. Но классические избирательные участки все равно останутся. 

- Что на сегодняшний день все же прозрачней: бумажное голосование или цифровое? 

- Я был на большом семинаре, посвященном работе ДЭГ. Во-первых, это очень серьезная защита с точки зрения ключей шифрования. Он находится не у одного человека, а сразу у нескольких. То есть каждый по отдельности не может что-то посмотреть в системе. Есть специальные наблюдатели за ДЭГ, которые смотрят за тем, чтобы шел постоянный процесс непрерываемости цепочек шифрования, что означает отсутствие вмешательства в работу системы. В нее невозможно вмешаться, она действительно выдает тот объективный результат, который был достигнут посредством голосования избирателей.

Это действительно очень удобно и безопасно, но находятся и те, кто пытается каким-то образом эту историю дискредитировать. Самый классический пример: перед выборами президента РФ в СМИ сначала прошла информация: "Петербург тестирует ДЭГ — на выборах президента в Петербурге будет дистанционное электронное голосование, и оно будет использовано для фальсификаций". Прошел целый ряд публикаций на тему того, что в Петербурге так будут достигать нужного результата.

Потом мы дали комментарий, что ДЭГ на выборах президента РФ в Петербурге не будет. Тут же эти же СМИ, в основном прозападные, начали стон на тему того, что "...специально не будет дистанционного электронного голосования, потому что хотят фальсифицировать". 

Сейчас уже накопилась статистика ДЭГ по ряду регионов. Результаты, достигнутые бумажным способом и электронным — практически не отличаются. Понятно, что они не совпадают идеально, но это больше связано с тем, что ДЭГ используется в основном молодым поколением. Возрастные люди предпочитают более классические способы голосования. На самом деле, это и подчеркивает, что в систему вмешаться невозможно. Это абсолютно прозрачная и защищенная система, которая позволяет достоверно определить результат. 

- У нас в сентябре три избирательные кампании: губернаторская, муниципальная и довыборы в ЗакС. На пост высшего должностного лица заявились 22 кандидата, в 2019 году их было больше. Небольшая разница в числе кандидатов тогда и сейчас, однако меньше людей. Значит ли это, что интерес у политических акторов упал?

- Недавно на заседании ЦИК России как раз давали статистику по числу кандидатов. В 20 регионах проводятся выборы высшего должностного лица. Конечно, мы номер один по числу кандидатов. В среднем количество кандидатов от 3 до 5, поэтому у нас и так очень большая конкуренция. 

Какие мотивы и для чего кандидаты выдвигаются — это уже другой вопрос. Кто-то хочет себя показать каким-то образом, не понимая, что он не соберет ни подписи жителей города, ни подписи муниципальных депутатов. Кто-то использует это для каких-то финансовых вопросов, в том числе для вывода финансовых средств через избирательные счета. Надеюсь, что у нас в Петербурге такого не будет.

Кто-то считает, что он настолько популярен, что в состоянии набрать соответствующее количество подписей. А кто-то использует для провокаций. К сожалению, здесь мы не исключение. Основная масса кандидатов считает, что они могут избираться и договорится с политическими партиями, чтобы они дали возможность им пройти муниципальный фильтр.

- Кто-то из 22 кандидатов, по вашему мнению, мог готовить некие провокации? 

- Следуя законодательству, мы должны принимать документы за один раз — одномоментно. Прием документов от кандидатов осуществляется по ведомости. По ней мы сверяем с кандидатом список предоставленных им документов. До тех пор, пока он не подписал ведомость, мы не считаем, что документы сданы. Делаем мы это сознательно для того, чтобы кандидат, видя отсутствие документа, мог перенести сдачу документов на другой день, придя с полным пакетом. 

Но если человек приносит заведомо неполный пакет, ставит подпись, получает экземпляр ведомости, а потом заявляет о том, что к нему несправедливо придираются, так как он недосдал некоторые документы и спустя день-два доносит документ, хотя по закону это невозможно, мы понимаем, что здесь что-то не так.

Мы считаем, что это подготовка к неким действиям, связанным не с желанием участвовать в честной избирательной кампании, а с желанием устроить на первом этапе какие-то провокации. Среди кандидатов такие есть. Скажу честно, у нас есть кандидат с неполным пакетом документов, который был сдан сразу.

Мы не будем никого ни в чем обвинять. Но есть случаи, когда человек расписывается в собственном заявлении о согласии баллотироваться, а там его данные указаны неправильно. Будем считать, что это случайность. 

- Раз речь зашла про муниципальный фильтр. На выборах 2019 года баллотировались политики с большим опытом: Михаил Амосов, Надежда Тихонова… В этот раз они приняли для себя решение не участвовать в выборах как раз из-за невозможности пройти муниципальный фильтр. Как считаете, следует как-то приоткрыть эту дверь?

- Не наша задача каким-то образом комментировать закон или выражать свое мнение относительно действующего законодательства. Наша позиция — это исполнение действующего закона в четком соответствии с федеральным законодательством и с законами субъекта Российской Федерации, которые регламентируют выборы высшего должностного лица Санкт-Петербурга. 

- Уточню: когда в парламенте рассматривают связанные с этим инициативы — они не просят отзыв городской комиссии?

- По-разному. Мы не обладаем правом законодательной инициативы. Мы можем выступать просто как эксперты. 

- Как Вы считаете, когда выборы можно считать конкурентными?

- Если в них участвует больше одного человека.

- Вы уже упоминали защиту государства от внешних воздействий. У нас практически каждая кампания сопровождается рассказами депутатов-чиновников о том, что некие иностранные силы пытаются повлиять на ход голосования. Не могли бы Вы привести пример, какие средства и методы используют эти силы. 

- Мы столкнулись с огромным количеством вызовов в период подготовки выборов президента Российской Федерации. Наверное, впервые давление было таким откровенным и открытым.

Вы могли наблюдать, когда с украинских Telegram-каналов уговаривали людей на провокации: бросить зеленку в ящики для бюллетеней, осуществить поджог или, как было в Петербурге, метнуть коктейль Молотова в избирательный участок. Это прямое вмешательство, цель которого совершенно понятна: запугать избирателей, чтобы они не пришли на участки. Здесь избиратели, не только Петербурга, но и всей страны, проявили консолидированную позицию, мужество. Явка по всей стране была беспрецедентной.

Известно, что любой лидер может опираться только на большинство населения, которое за него проголосовало. При низкой явке это было бы просто невозможно, поэтому была такая задача, которую наши недруги пытались решить различными способами. Было серьезное давление и на избирательные комиссии. И от имени председателей ТИК, и от моего имени были различные сообщения, указания. Попытки выведать таким образом какую-то информацию. Даже есть записи разговоров с людьми, которые представлялись сотрудниками правоохранительных органов, в основном Федеральной службы безопасности, которые пытались выведать служебную информацию.

Это и многое другое продолжается и сейчас, просто в меньшей степени.

- Какого рода информацию? 

- Списки сотрудников, например, и целый ряд других вещей. Пугали сотрудников комиссий, угрожали, к примеру, председателям территориальных комиссий, чтобы они сложили полномочия.

Пытались захватить достаточно изощренными способами контроль над мессенджерами. Я это не афишировал, но в какой-то момент у меня просто перестал работать телефон. Потом обнаружилось, что от моего имени кто-то позвонил мобильному оператору, продиктовал мои данные, и заблокировал мою сим-карту.

- Для этого же нужно какие-нибудь паспортные данные знать…

- Поверьте, работают профессиональные люди. Так или иначе, у меня на полдня остался выключенным телефон. Сейчас мы с мобильным оператором заблокировали такую возможность.

У нас массово были спам-обращения. Да и сейчас рабочий телефон избирательной комиссии забит. Разными голосами одни и те же вопросы задают. Пытаются каким-то образом спровоцировать, например, вывести на агрессию или на неправильный ответ.

На самом деле спектр очень большой, не хочу обо всем рассказывать. Могу сказать только одно. Для нас принципиальны две вещи — с одной стороны, мы стараемся подготовить наших сотрудников к любым ситуациям, с другой — мы стараемся максимально открыто делать нашу работу для того, чтобы всячески показать прозрачность избирательного процесса. Чтобы ни у кого не было сомнений в легитимности того результата, который будет достигнут. Все эти ухищрения для нас понятны. На это практически не обращаем внимания. Последнее время это стало обыденностью. 

- Насколько я понимаю, у вас не так много инструментов, чтобы как-то противостоять этому, это все-таки по линии правоохранительных служб идет? 

- Мы очень активно работаем с коллегами из правоохранительного блока. Здесь есть целый ряд контрдействий, которые мы осуществляем, но не афишируем. 

- Насчет контрдействий. В марте на участках использовали коды, чтобы идентифицировать публикации в интернете, действительно ли материалы были сняты там, где они представляются. Будут ли подобные коды или другие меры на сентябрьских выборах?

- Для нас было принципиально, чтобы не появилось видеофейков, снятых в студиях, выдаваемых за избирательный участок. Как показал опыт, мы действительно достигли результата. Коды отработали очень хорошо именно в дни выборов. За дни голосования нигде никаких фейков не появилось, но, как вы знаете, технологии шагнули вперед очень серьезным образом. И технологии дипфейков и технологии создания дополненной реальности привели к тому, что уже после выборов появились фейки, которые использовали наши коды как раз для "достоверности" таких видео.

Считаем, что этот эксперимент еще требует определенной оценки, поэтому мы еще не приняли решение, будем ли мы применять их на выборах в сентябре.

- Будут ли на этих выборах губернатора экстерриториальные участки?

- Да, будут. Мы сейчас ведем переговоры с соседними субъектами Российской Федерации и новыми территориями. Петербург очень плотно работает с Мариуполем. Мы обсуждаем вопрос создания участков для наших строителей, которые в большом количестве работают над восстановлением города. 

Мы обсуждаем вопрос голосования для наших военных, которые служат в зоне специальной военной операции, и голосования на экстерриториальных участках в соседних регионах. В основном Ленинградская, Псковская области, Карелия. Там, где есть массивы садоводств.

По разным оценкам, от 600-700 тысяч до миллиона человек постоянно проживает в садоводствах в теплое время года. Понятно, что наша задача — приблизить избирательные участки к ним. Мы активно обсуждаем с коллегами, как правильно сделать так, чтобы была хорошая возможность, в основном для наших избирателей "серебряного" возраста, голосовать по месту нахождения, в садоводстве.

- Как будет организовано видеонаблюдение? У кого к нему будет доступ?

- Видеонаблюдение не будет ничем отличаться от той схемы, по которой мы работали на выборах президента Российской Федерации в марте. Все 100% избирательных участков будут закрыты видеонаблюдением или видеорегистрацией, за исключением небольшого количества участков, где голосуют военные, или расположенных в медицинских учреждениях. Будет также работать Центр общественного наблюдения в "Невской ратуше", где можно любому желающему проследить за ходом голосования на любом участке в любое время дня и ночи.

Конечно, будут соблюдены все требования, которые установлены ЦИК России в части хранения видео.

- Любой желающий может посмотреть записи в "Невской ратуше" — буквально любой гражданин или все же представители политических объединений, например? 

- Абсолютно любой желающий может прийти, записаться на удобное время. Будет возможность не только посмотреть в реальном времени, но и отмотать, попросив показать нужный участок в определенное время.

Беседовал Константин Леньков / Фото ЗАКС.Ру


Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости
Рейтинг персон в этом материале
Упоминаемые персоны




Новости18 июля
Смотреть предыдущие новости →





Главное ↓ 

О редакции Реклама