ЗакС.Ру во ВКонтакте    ЗакС.Ру в Telegram

Статьи 10 ноября 2009, 13:46

Следователи не ищут омоновцев, избивавших "несогласных"

Установить сотрудников милиции не представилось возможным — к такому выводу пришло следствие по уголовному делу в отношении сотрудников милиции, избивавших людей на Марше несогласных 15 апреля 2007 года. Судя по официальным документам, "невозможность" заключается в категорическом нежелании отправлять под суд милиционеров, с особым рвением выполнявших приказы начальства. Прокуратура и следственный отдел Адмиралтейского района на протяжении двух с лишним лет под самыми нелепыми предлогами систематически уклоняются от поиска преступников.

Апофеозом бездействия следственного отдела Адмиралтейского района стало очередное и далеко не первое постановление о приостановлении уголовного дела №389657 по фактам причинения телесных повреждений группе людей, участвовавших в митинге, проходившем 15 апреля 2007 года на Пионерской площади. За время расследования дела следствие уже семь раз приходило к выводу о невозможности установить личности преступников. И каждый раз это постановление отменялось. Впрочем, без какой-либо реальной пользы для дела.

Документ, подписанный 25 июня 2009 года старшим следователем Полуниным, очень показателен. В нем говорится об инструктаже милиционеров перед митингом, о провокационном поведении журналистов, организаторов митинга и нацболов во время акции протеста. Только о самом избиении ни в чем не виновных людей сказано как бы между делом. Еще более сжато автор постановления рассказывает о первоочередных и важнейших мерах, предпринятых следствием для поиска преступивших закон. Чтобы найти преступников-милиционеров, в окрестностях прошедшего митинга проводился даже поквартирный обход! Складывается впечатление, что за обилием многочисленных ничего принципиально не значащих фраз и ритуальных действий следствие неуклюже пытается скрыть нежелание искать преступников. Настолько категоричное нежелание, что против него бессильна даже перспектива выглядеть посмешищем.

Преступление, которое нельзя раскрывать
Начать стоит с того, что в одно уголовное дело были объединены преступления, совершенные в отношении разных людей, в разных местах и разными сотрудниками милиции. Объединяет жалобы граждан только ориентировочное время нападений милиционеров и фоновые события вокруг Марша несогласных. Прокуратуре хватило и такой сомнительной связи, чтобы заявления пострадавших объединить в одно дело. Нужно это, надо полагать, чтобы не портить статистику серией преступлений, которые не надо раскрывать.

Одним из громких эпизодов в разгоне "несогласных" 15 апреля 2007 года стало избиение пенсионера Александра Казанцева. В сквере, куда милиция вытеснила людей с Загородного проспекта, к немолодому уже человеку подбежал омоновец и изо всей силы ударил кулаком в грудь. Мужчина упал, а милиционер продолжил избиение. Впоследствии оказалось, что Казанцеву сломали ребра. От гораздо более серьезных травм Александра спасла супруга, буквально повисшая на милиционере. Вскоре правоохранитель исчез, а пострадавшего отнесли к стоявшей неподалеку скорой, которая доставила его в больницу. Примерно такие же немотивированные нападения сотрудников правопорядка пережили еще несколько людей.

В постановлении о приостановке дела процесс описывается так: "Физическая сила и специальные средства в отношении граждан применялись в соответствии со ст. 12, 13, 14 ФЗ "О милиции", то есть физическая сила, а при необходимости и специальные средства применялись только к гражданам, оказывающим злостное противодействие законным требованиям сотрудников, оказывающим сопротивление, применяющим насилие, массово нарушающим общественный порядок".

Несмотря на многочисленные заявления от избитых, изначально расследовать преступления милиции прокуратура, судя по всему, совершенно не собиралась. Доказательством этому служат два решения суда. Первым признали работу прокуратуры Адмиралтейского района по проверке заявления избитого Александра Казанцева бездействием. Решение суда вынудило прокуроров все же возбудить уголовное дело в отношении "неустановленных сотрудников милиции". Правда, при этом самого Казанцева упорно отказывались знакомить с материалами дела, так как его не стали признавать потерпевшим по его же заявлению. Получить от прокуратуры этот статус помог лишь еще один судебный процесс. Но на степени информированности избитого решение суда почти не отразилось. Следователь начал просто бегать от Казанцева и его представителей, свято храня от них тайну следствия. Даже о многократных приостановлениях и возобновлениях расследования дела пострадавшего никто не удосужился известить. Примерно такая же картина сложилась в истории с избиением Ольги Цепиловой, получившей перелом носа и сотрясение мозга. Следствие не только не нашло виновного, не только не извещало пострадавшую о ходе расследования, но и, получив все ее медицинские документы, умудрилось их попросту потерять.

"В целях пресечения массовых беспорядков и групповых действий, нарушающих работу транспорта, административных правонарушений, задержания лиц, их совершивших, преодоления противодействия законным требованиям сотрудников милиции, а также отражения нападения на сотрудников милиции, в соответствии с требованиями раздела 4 закона "О милиции", а также ст. 17 закона "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" сотрудниками ОМОН указанная группа лиц с применением спецсредств, дубинок и щитов была рассредоточена, нарушители и примкнувшие к ним лица задержаны и помещены в автобусы, после чего развезены в различные территориальные отделы милиции. В ходе пресечения массовых беспорядков у ст. м. "Пушкинская" сотрудники милиции действовали в рамках законодательства, нарушений с их стороны не усматривается. В то же время в рамках расследования данного уголовного дела было установлено, что невозможно установить сотрудников милиции, которые, превысив свои должностные полномочия, причинили гражданам телесные повреждения, в связи с невозможностью их идентификации", — говорится в постановлении о приостановке уголовного дела.

Постановление следователя Полунина на семи страницах рассказывает о совершенно отвлеченных, а порой и просто сомнительных фактах, из которых делаются маловразумительные и не относящиеся к делу выводы. Больше всего документ напоминает неудачную попытку притянуть факты к заранее готовым выводам. Первый гласит: милиция действовала жестко, но законно и обоснованно, а все вокруг, включая журналистов, безуспешно устраивали провокацию за провокацией. Например: "Журналисты активно мешали вытеснению несанкционированно митингующих и их задержанию. Создавалось впечатление, что данные действия журналистов пассивно поддерживали несанкционированно митингующих. За ними находились лица с атрибутикой Национал-большевистской партии".

Второй вывод, к которому пришло следствие, можно перефразировать так: следствие не имеет ну совершенно никакой возможности найти и привлечь к ответственности сотрудников милиции, совершивших преступление. Оказывается, если омоновцы разгоняют людей в спецобмундировании и защитных шлемах, то ни МВД, ни прокуратура, ни следствие не имеют никаких шансов установить личности конкретных правоохранителей. То есть следователей просто ни в грош не ставят, не отвечают на запросы, не предоставляют сведений и так далее. Складывается впечатление, что более бесправного и беззащитного человека, чем работник следственного комитета, на свете просто быть не может. Ничего не смогли изменить даже предоставленные Казанцевым фотографии и видеозаписи, на которых он опознал омоновца, "удивительно похожего" на его обидчика.

Вот он — слева, в шлеме с открытым забралом:




(кадры из документального фильма режиссера Алексея Домнина о Марше несогласных)

Неустановленный шлем, превысивший полномочия
"При анализе фотоснимков и видеоматериалов, полученных в ходе проведения предварительного следствия, информации, интересующей следствие, способствовавшей установлению виновных лиц, причастных к совершению преступлений, получено не было", — пытается уверить всех следователь.

На самом деле это не так. Александр Казанцев передал несколько снимков, на которых узнал лицо напавшего на него милиционера. На одном из этих кадров на каске омоновца отчетливо виден номер Р-2-57. Следователю сообщили о видеозаписи разгона "несогласных" на предыдущем марше в Петербурге, где в кадре опять был замечен все тот же милиционер. Но даже такой подарок ничем не смог помочь звездам следствия из Адмиралтейского района.

Шлем с номером:



Из центра руководства деятельностью специальных подразделений МВД РФ пришел сомнительный ответ: "Шлем с данной маркировкой в указанное время не использовался и идентифицировать человека по данному номеру невозможно". Именно не использовался. И ни слова о самом милиционере, на которого он надет и в котором опознали "неустановленного сотрудника милиции, превысившего свои полномочия", разыскиваемого два с половиной года. Получается, неизвестный злоумышленник похитил из расположения ОМОН шлем, а заодно и остальную форму, надел ее, обманом затесался в ряды настоящих милиционеров, совершил преступление и скрылся, подбросив шлем обратно.

Последнее постановление о приостановке расследования, по-видимому, связано с тем, что даже вопреки политической воле преступник в милицейской форме оказался практически найден. Следователю известно подразделение, в котором служит безуспешно разыскиваемый "неустановленный сотрудник". Точнее, обнаружено подразделение милиции, за которым числится обмундирование, использовавшееся милиционером, совершившим преступление. Остается лишь провести опознание по фотографиям или живьем.

Но это наверняка станет ударом по лояльности милиции, готовой нарушать законы по первому требованию начальства. Неудивительно, что вместо опознания преступника уголовное дело под надуманным предлогом останавливают в шаге от раскрытия. Наверное, надеются, что потерпевший потерпит-потерпит, да и плюнет.

В связи с категорическим бессилием следствия идентифицировать личности неустановленных сотрудников милиции, избивавших людей после митинга, редакция отправила запрос в ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. В ближайшие дни пресс-служба ГУВД подготовит ответ на возникшие у нас вопросы:

1. По каким именно признакам граждане могут на улице отличить настоящего сотрудника милиции в форме и защитном шлеме от ряженого самозванца?
2. По каким внешним признакам (нашивки, наклейки, гравировки, индивидуальные номера и т.п.) можно идентифицировать личность сотрудника ОМОН или других силовых подразделений, когда он одет в специальное обмундирование (шлем с тонированным визором и т.д.), защищающее от ударов и повреждений?

Комментарий адвоката Ольги Цейтлиной:
Действия прокуратуры и следствия были абсолютно ожидаемы. Для того чтобы возбудили само дело, потребовалось подавать многочисленные жалобы, в том числе в суд. Движение по делу происходило только благодаря многочисленным жалобам Казанцева. В настоящее время постановлением от 25 июня 2009 года предварительное следствие приостановлено в связи с истечением срока предварительного следствия. Подозреваемый так и не установлен. Хотя Казанцев опознал сотрудника ОМОН по фото в газете, он (сотрудник) даже не был допрошен. Также есть многочисленные видеозаписи камер метро, каналов ТВ, однако прокуратура так и не смогла получить списки сотрудников ОМОН, которые 15.04.2007 с 14 до 15 часов в Адмиралтейском районе у д. 45-48 осуществляли разгон санкционированного митинга и избивали мирных граждан. Это тайна для следствия — какие же действовали отряды и подразделения, какая группа ОМОН, хотя пострадали не менее 10 человек. Происходит сокрытие преступлений, совершенных сотрудниками милиции.

Более всего затрудняют установление личности совершившего преступление сотрудника и привлечение его к ответственности политические установки со стороны властей и корпоративная солидарность. Из постановления очевидно, что провокация была спланирована властью заранее. О том, что якобы будет прорыв милицейского оцепления, ей было известно еще до начала митинга. Была дана команда жестко подавить любое сопротивление, то есть жестко разогнать мирный митинг.

Трудно поверить, что для следствия тайна до сих пор, кто же именно, какие подразделения ОМОН и сотрудники были в тот момент у метро "Пушкинская". Никто не предъявлен Казанцеву для опознания потому, что властью была дана четкая установка жестко противостоять и подавлять мирный митинг. Чтобы ни у кого не возникло желания в следующий раз прийти на оппозиционную акцию. Это опасно. Там любого его участника или просто прохожего, каким был Казанцев, могут жестоко избить сотрудники милиции, а кто это сделал, так никогда и не смогут установить.

Сергей Гуляев, экс-депутат Законодательного собрания Петербурга:
По поводу избиений на Марше несогласных 15 апреля 2007 года следователи Адмиралтейского района со мной общались лишь один раз. Сразу после того митинга мне омоновцы сломали руку, и до сих пор я не ознакомлен с результатами рассмотрения моего заявления. Была ли проверка, что стало с ее материалами, какое приняли решение? Так же было и с первым маршем, когда я еще был депутатом городского Законодательного собрания. Не последовало никакой реакции следствия.

Получается, милиции у нас можно практически все. Можно пьянствовать, избивать людей, сбивать их на дорогах. На Марше несогласных никого не убили, поэтому, видимо, решили расследование спустить на тормозах.

Алексей Дьяченко

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.






Новости1 июля
Смотреть предыдущие новости →




Главное ↓ 


О редакции Реклама