Интервью 8 февраля, 11:28

Алла Фролова: "Когда "ОВД-Инфо" рассказывает о задержанном, мы его защищаем"

Каждый, кто следит за протестами в России, слышал про "ОВД-Инфо". Участники этого медиапроекта занимаются информационным освещением политических преследований и юридической поддержкой активистов. Координатор правовой помощи "ОВД-Инфо" Алла Фролова ответила на вопросы ЗАКС.Ру о том, как это работает и почему важна огласка. 

photo_2021-02-05_18-58-39.jpg (412 KB)фото предоставлено Аллой Фроловой

- Многие журналисты и активисты, говоря о задержанных на митингах, ориентируются в первую очередь на цифры, которые дает "ОВД-Инфо". Насколько они точны?

- Абсолютно. Те цифры, которые мы давали по прошлым протестам 100%-е. Вы видели, как мы писали про 4002 задержанных? Это говорит о том, что каждый человек подтвержден. Его либо прозвонили, либо он позвонил сам. Мы знаем, кто именно этот человек. 

- Разве не бывало ошибок, например, когда людей перевозили из отдела в отдел, и их потом учитывали дважды?

- Ошибки, конечно, бывают. И задвоения, и перепутанные автозаки - все бывает, это жизнь. Но если у нас возникают какие-то сомнения, мы человека верифицируем. Для этого мы можем связаться с ним самим, отследить его в суде или, если есть друзья и родственники, мы подтверждаем информацию у них. Заметьте, после прошлой акции (шествия и митинги "Свободу Навальному" 23 января - ЗАКС.Ру) у нас каждый день цифры менялись, потому что мы каждый день перепроверяем информацию, добавляем, а бывает, что и убираем кого-то. У вас в Санкт-Петербурге, например, не сразу нашлись 50 человек, которых [после акции 31 января] увезли куда-то за город. Если у задержанных сразу отнимают телефоны, совсем тяжело. 

- Через какое время появляется более-менее точная информация о числе задержанных? На следующий день после акции, через два дня?

- Уже к утру мы даем достаточно четкую цифру тех, кто нам позвонил и о ком мы знаем точно. Далее уже начинаются поиски. Нам звонят люди и говорят, что они не знают, где их сын, брат, товарищ, и мы начинаем их искать.

- Перед акцией 31 января вы приглашали к сотрудничеству волонтеров. Эти люди до сих пор работают с вами?

- Да, и еще больше стоит в очереди. 

- То есть желающих много?

- Волонтеров очень много, и мы им очень благодарны. Без них бы не справились. Такую нагрузку только с сотрудниками выдержать невозможно. 

- Волонтерили в основном в Москве и в Петербурге?

- У нас есть и в регионах волонтеры. Некоторые работают на местах, некоторые работают с нами дистанционно. Есть же полно задач, которые можно делать дистанционно: расшифровывать протоколы судов, искать информацию да и на "горячей линии" можно сидеть в другом городе.

- На "горячей линии" принимают звонки от задержанных?

- Да. Это первый человек, который принимает информацию о том, что с другим человеком что-то произошло. Если конкретно по январским акциям - что его задержали. 

- Почему самому задержанному важно сообщать о себе в "ОВД-Инфо"?

- Конкретно в "ОВД-Инфо", потому что таких проектов больше нет. А важно потому, что информация защищает. Когда мы публикуем данные задержанного, мы его защищаем. Его могут найти родственники и друзья, они будут знать, что он находится в определенном месте, а не пропал. С человеком может что угодно произойти, а мы отслеживаем… Есть, конечно, люди, которые не хотят называть свои данные, это их право. Мы не настаиваем, а просто пишем, что в этом автозаке +1. Далее, если требуется, мы пытаемся организовать юридическую помощь. Если дело происходит не в Москве, чаще всего это сводится к консультациям по телефону или поискам адвокатов, юристов. В Москве, конечно, у нас ресурсов побольше. Если есть возможность, адвокат отправляется в отдел полиции и потом представляет интересы людей в судах. А далее уже Европейский суд по правам человека, у нас есть прекрасный генератор для жалоб в ЕСПЧ.

- Есть еще "Апология протеста", "Правозащита Открытки", другие правозащитные организации. У вас есть координация друг с другом? Как вы решаете, кто кого защищает?

- Перед большими акциями мы стараемся создать некую координационную платформу. Договариваемся, как мы работаем, как они работают, делимся определенной информацией. Никаких проблем не возникает. Мы не коалиция, но мы партнеры. Пока, во всяком случае. Люди могут объединяться для достижения целей, в данном случае - чтобы помочь как можно большему количеству задержанных.

- Январские протесты прошли и в совсем маленьких городах, где нет правозащитных организаций. Что делать людям, которых задерживают там? Где и как найти защитника?

- Для начала, я бы посоветовала прочитать наши инструкции. Помимо того, что они юридические, они еще и жизненные. Они написаны доступным языком и на основе тех событий, которые происходили в жизни, в том числе после протестов 2017 года, 2018-го, после протестов 2019 года в Москве. Есть инструкции для несовершеннолетних, советы, что делать, если забрали телефон. Есть прекрасные "Как вести себя в ОВД" и "Защити себя сам". Но суды по всем этим административным статьям, к сожалению, часто относятся не к правовому полю, а к политическому решению. Поэтому в судах первой инстанции часть людей вполне может защищать себя сама. К сожалению, нам не найти столько юристов, сколько сейчас необходимо. 

- Насколько сильно ощущается эта нехватка?

- Зависит от ситуации, но ощущается. Мы продолжаем искать людей, которые готовы нам помогать. В одной Москве 35 судов.

- Инструкций для задержанных сейчас много, есть видеоролики и даже мультфильм. Но многие общественные защитники жалуются, что задержанные не в курсе элементарных вещей. Почему так происходит?

- Люди, которые в эти дни вышли на акции, ранее никогда не выходили. 90% тех, кто вышел, раньше с этим не сталкивались. Чтобы полезть читать инструкцию или что-то еще, нужно столкнуться с такой проблемой. Люди выходят со своими требованиями, но оставляют некий зазор, что они ничего противозаконного не делают и думают, что если их и задержат, то отпустят. А получается гораздо хуже. 

- Есть ли проблема в налаживании коммуникаций с регионами, особенно с теми же маленькими городами, в которых впервые вышли на протест?

- Конечно, есть. Мы знали об определенном количестве городов, городов вышло больше. Сейчас мы пытаемся наладить связь. Как мы это делаем, я не скажу, потому что… Зачем? Я вообще не говорю лишней информации, потому что в данном случае нам противостоит большая система, машина, у которой совсем другие ресурсы, человеческие, информационные, материальные, они борются с нами и с протестующими. Мы стараемся противостоять им в правовом, абсолютно законном поле.

- К вопросу о ресурсах. Если рекорд по задержанным в ближайшее время будет снова побит, "ОВД-Инфо" хватит сил, чтобы обрабатывать информацию?

- Хватит. Нас же каждая акция тоже учит, мы исправляем свои ошибки, меняем технологии и задачи. Мы справимся.

- А рекорд этот возможен в ближайшее время?

- Возможно все, молодой человек. И рекорды, и антирекорды. Больше ничего сказать не могу, мы переходим в политическое поле.  

- Расскажите про ваш график в дни после массовых задержаний. Чем он отличается от обычного рабочего дня?

- Он еще хуже. Если брать обычные дни, мой график четко расписан. Я знаю, с чего день начнется и как я дальше буду работать. На следующий день после акции я ложусь спать в 5-6 часов утра, а примерно с 8 утра появляется запрос на другую помощь. Начинаются суды, люди разыскивают родственников и друзей, СМИ звонят, ну и много еще кто. График непредсказуемый, а работать тяжелее, потому что много сил потратила накануне. 

- Вы человек опытный, а что насчет ваших коллег? Есть ли в коллективе текучка, из-за того, что людям не хватает физических и моральных сил на такую работу?

- Нет, текучка у нас небольшая. Конечно, бывают случаи выгорания и перенапряжения, но на текучку жаловаться грех. Люди, которые выгорают, самостоятельно принимают решение об уходе, отдыхают, устраиваются куда-то еще, продолжают при этом с нами взаимодействовать, помогать, иногда даже возвращаются. Команда у нас очень дружная. Эта команда знает, почему она это делает. Каждый человек у нас - профессионал. Все, чем мы занимаемся, новое. Приходится, к сожалению, набираться опыта в процессе. 

- Как простой гражданин может помочь "ОВД-Инфо"?

- Простой гражданин может помочь распространением информации про "ОВД-Инфо". Чтобы люди посмотрели, почитали. Как выясняется, наша помощь нужна все большему количеству людей. Самая элементарная помощь - самим почитать наши инструкции, чтобы знать свои права, знать, как себя вести в разных жизненных ситуациях.

- И не задавать после этого лишних вопросов.

- Да, лишние вопросы отнимают время у всех. Помогают нам волонтеры. Кстати, если вы пишете анкету, желательно четко прописывать, что вы хотите и что умеете, тогда быстрее будет найдена позиция, в которой вы нам можете быть полезны. Помогают люди, которые жертвуют донаты, на которые мы живем. Они идут нам на зарплату и на все то, что мы делаем для людей, в том числе на юридическую помощь. Ну и помогают те, кто просто делает перепосты нашей информации. 

Беседовал Сергей Еремеев

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.




Новости24 июля
Смотреть предыдущие новости →

Тревожный телефон по
муниципальной коррупции:
+7 (812) 331-71-80



Главное ↓ 

О редакции Реклама
  • © ZakS.Ru, 2002—2021. Все права защищены.
    При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
  • Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
  • Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
    Главный редактор: Гончарова Н.С.
    +7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru