Интервью 9 августа, 21:15

"Сказали "Свободу Навальному" – это добавило нам проблем": Три истории об эмиграции белорусов Петербурга

фото Екатерины Хабидулиной, ЗАКС.Руфото Екатерины Хабидулиной, ЗАКС.Ру

Начавшиеся летом 2020-го акции солидарности у отделения белорусского посольства в Петербурге к концу года стали пресекать. Летом 2021-го наиболее активные организаторы этих мероприятий были вынуждены уехать из России. Несколько белорусов-эмигрантов рассказали ЗАКС.Ру, как это происходило.

Сотни белорусов, проживающих в Петербурге, вечером 9 августа 2020 года не успели проголосовать на президентских выборах. Они потратили по 8-9 часов в очереди у отделения посольства, в котором работал избирательный участок. После его закрытия было решено встретиться на следующий день и выразить свое недовольство. 

К вечеру 10 августа в белорусских городах были задержаны более трех тысяч человек, протестовавших против предварительных итогов выборов, которые объявила ЦИК. Было озвучено, что Александр Лукашенко переизбран на шестой срок с результатом более 80% голосов. В ночь после выборов милиция применила против граждан светошумовые гранаты и слезоточивый газ. К посольству в Петербурге пришли сотни белорусов с флагами и цветами.

Акцию повторили 11 августа – в память об Александре Тарайковском, первом протестующем, погибшем на улицах Минска. После этого собрания у посольства стали регулярными. Полиция их проведению не препятствовала. Некоторое время встречи у белорусского посольства были едва ли не единственными политическими акциями в городе, которые не заканчивались задержаниями. Ситуация изменилась в конце декабря. Людей с бело-красно-белой символикой начали отправлять в отделения. Оппозиционно настроенных белорусов преследовали даже за видеоролики солидарности со своими земляками. Некоторые из них связывают изменившееся отношение региональных властей с тем, что Кремль после небольшого выжидания в первые недели протестов осенью окончательно встал на сторону Лукашенко. Другие объясняют зимними демонстрациями и обострением ситуации с собственной несистемной оппозицией в России. ЗАКС.Ру записал истории нескольких белорусов, проживавших в Петербурге и покинувших его после проблем с силовиками.

Жанна Галеева:

Жанна Галеева (на фото слева с шариками), фото ЗАКС.Ру

- "Я переехала в Петербург учиться в 2013 году, потом работала в фарм-индустрии. Учебу закончила с отличием, у меня две степени: бакалавр и магистр. 9 августа я пришла проголосовать и не смогла этого сделать. У посольства я была уже около 11:00 утра, но из-за того, что работала только одна кабинка и голосовал один человек в 30 минут, я даже не на подходе к двери была. Не проголосовала даже половина людей, стоявших в очереди. Всё было ужасно организовано. Я считаю, что это сделали специально. 

На следующий день я опять пришла к посольству. Тогда ещё не было никаких групп в Telegram, мы друг друга вообще не знали. Ты переживал, приходил, знакомился с людьми, общался и этим себя успокаивал. Примерно до Нового года мы собирались спокойно. Полиция была, но она просто говорила, что делать нельзя. Не было такого, чтобы нас выгоняли. В конце декабря 14 наших ребят задержали у посольства и сказали, что там больше собираться нельзя. С того момента и понеслось... Началось наше знакомство с российской полицией. 

20 марта меня задержали на работе, отвезли в 30-й отдел полиции. Я была задержана по сообщению в КУСП от некоего жителя Беларуси Александра Ковалева. Всего взяли пять человек. Нам вменили организацию несанкционированного массового мероприятия за исполнение песни на белорусском языке на фоне бело-красно-белой подводной лодки на Морской набережной. Статья 20.2 КоАП. Нас продержали в отделе полиции двое суток, потом увезли в суд. Мне дали пять суток. 

Позже другим задержанным стали предъявлять претензии миграционщики. Со мной так поступить не удалось – у меня своя собственность. Поэтому на выходе из спецприемника меня опять забрали в отдел и вменили ту же статью 20.2, но уже за акцию у посольства Норвегии. Мы там проводили даже не пикеты, просто высказывались на видео против сотрудничества этой страны с "Беларуськалием". Суд назначили на 7 апреля и меня отпустили. Позже, перед апрельским российским митингом [в поддержку Алексея Навального] ко мне приходила полиция, но меня дома не было. Позже увидела по камерам, приходили сначала люди в форме, потом – в штатском. После этого я спокойно жила у себя дома, ездила в отпуск в Северную Осетию. 

21 июля меня у дома встретили люди в штатском и в форме. Увезли в полицейское отделение, сказали, что вменяют нарушение режима пребывания на территории Российской Федерации (статья 18.8 КоАП). Как оказалось, с 7 апреля у меня стоял запрет на въезд в Россию. Никто мне уведомлений или предписаний об этом не присылал. Я поменяла паспорт спокойно в июне, летала на самолете по нему – никто ничего не говорил. 

Теперь мне угрожало выдворение. Я провела ночь в отделе, 22 июля суд отложил заседание – судья решила вызвать прокурора. На выходе из суда опять была облава, приехали УФМС и вручили мне бумажку о необходимости покинуть территорию Российской Федерации до 26 июля. То есть у меня было четыре дня, чтобы уехать добровольно, иначе меня ждало принудительное выдворение в Беларусь, а там мне вряд ли было бы безопасно. Уже 24 июля я прилетела в Варшаву, где меня поместили на карантин. Польская виза была в старом паспорте, но в новый поставили за день. 

Проблем с размещением в Польше не было. Жилье мне нашли белорусы, их тут много. Планирую подаваться на предоставление международной защиты, уже учу язык. Планирую дальше работать в фарм-индустрии. Я работала в международной компании, и мне уже обещали помочь на моей бывшей работе". 

Юлия Штанько:

Юлия и Павел Штанько, фото из их личного архива

- "Мы с моим мужем Павлом жили в Петербурге с 2015 года, переехали из Солигорска. У Павла сюда перебралась музыкальная группа, в которой он играл. Мне тоже здесь было проще заниматься любимым делом, я шила сумки. К тому же Петербург мне всегда нравился. 

В протестную активность мы вовлеклись только 9 августа, когда пошли голосовать. Пашина сестра заняла нам места в очереди ещё в 10:30 утра, но проголосовать мы так и не успели. Было очень большое возмущение. Потом мы увидели то, что происходило в Беларуси в первую ночь после выборов, и на следующий день к посольству пришло очень много человек. Это был естественный порыв – собираться у посольства. А что еще делать? Мы могли выехать в Беларусь, но вернуться назад было тяжело, потому что граница была закрыта.

Лично у меня проблемы начались 23 марта. С утра мы открыли чат и прочитали, что задержали одного из наших ребят. Мы поняли, что это из-за видео, в котором тоже принимали участие, стали думать, что делать. А в это время во дворе нас уже поджидали сотрудники полиции, и когда мы вышли, нас задержали. Поводом стало видео, которое мы сняли на фоне подводной лодки, раскрашенной в бело-красно-белые цвета. Мы спели песню, а после этого сказали несколько слов благодарности музыкантам, которые поддерживают протесты и добавили: "Свободу Навальному". Это было на следующий после очередной акции его сторонников день. Мы сами на эти митинги не ходили, но протесты против несправедливости нам очень близки. Думаю, что это добавило нам проблем.

В полицию нас забрали по доносу некоего гражданина Беларуси Ковалева. Двое суток мы провели в отделении полиции № 30. Павлу дали пять суток, а мне семь, потому что я на видео говорила, а он просто играл. На выходе из спецприемника нас снова задержали. Теперь уже за нарушение миграционного учета. Мы были зарегистрированы по адресу нашего друга, но к нему пришла проверка, которая убедилась, что мы там фактически не живем. Это было очень странно. Кто-то регистрирует по 50 человек и до них нет никому дела, а тут решили проверить этого парня. Мы считаем, что это было политически мотивировано. Видимо, кто-то его сдал. 

В общем, наш миграционный учет аннулировали. Нам грозил штраф с принудительным выдворением из России. Адвокаты в суде давили на то, что это скрытая экстрадиция и что людей таким образом отправят на пытки. Судья выслушала мои опасения и сказала в устной форме: "Я выписываю тебе штраф без выдворения, но это подарок судьбы. Понимаешь, о чем я?" Когда я выходила из здания суда, думала, что меня опять ждут. Уходили с адвокатом подворотнями. После этого дома какое-то время не показывалась, жила у знакомых. Мы поняли намек и решили уехать, потому что второго шанса может не быть. Нам достаточно быстро сделали польские визы, благодаря белорусским активистам, которые живут в Польше. Улетели первым возможным рейсом. 

Здесь посидели на карантине, потом пожили какое-то время у друга. Сейчас мы подались на международную защиту. Уже потом мы узнали, что у нас теперь запрет на въезд в Россию. Нас об этом не уведомили. Мы вообще изначально думали, что побудем здесь год и вернемся, но, похоже, не получится. Павел сейчас занимается тем же, чем и в России, поет песни. Он взял с собой из Питера в первую очередь маленький гитарный комбик, а я машинку швейную, чтобы были хотя бы какие-то средства к существованию.

Артур Грунтов: 

Артур Грунтов (на фото слева), фото из личного архива

- "В Петербурге я жил больше 8 лет. Приехал из города Витебска. На протяжении всего этого времени работал инженером в дорожно-строительной отрасли – строил дороги, мосты федерального и местного значения. От начала до конца участвовал в строительстве ЗСД в роли генерального подрядчика. В политике до августовских событий я напрямую не участвовал, но аполитичным не был. Следил за политической ситуацией как в Беларуси, так и в России.

Я вышел 9 августа проголосовать, отдал голос за Светлану Тихановскую. Потом следил за тем, что происходило в Беларуси 10, 11 и 12 августа – в эти три страшных дня. Впервые к посольству я пришел 10 августа. Людей было много, всех сплотило горе. Все были в ужасном состоянии, люди плакали, переживали, потому что ужас творился на нашей Родине. День за днём я приходил к посольству. У меня уже не было выбора участвовать или не участвовать в акциях – всё само шло по накатанной. Люди знакомились между собой, так сформировался определённый актив, который в дальнейшем организовывал совместные мероприятия.

Со стороны правоохранительных органов не было к нам никакой толерантности. Это был холодный расчёт. С первого дня переписывали документы, вели наблюдение. Приходили представители разных ведомств, общались, наблюдали. Просто искали лидеров, смотрели, как будем себя вести. Потом нам начали потихоньку вставлять палки в колеса: "Нельзя вешать флаги", "Нельзя приносить цветы" и так далее. Потом этого всего становилось больше-больше. В итоге на 140-й день протеста, 26 декабря, нас задержали и отвезли в отделение на улице Якубовича. За день до этого у меня был разговор с капитаном полиции. Он говорил, что нам нельзя продолжать устраивать акции, что нас задержат – поступила установка сверху. На следующий день я приехал с работы к посольству. Там уже стояли автозаки, полицейские. Нас просто взяли в кольцо. Задержанных было 16 человек, в том числе два журналиста. Это задержание было показательной поркой. После этого мы стали выходить в местах, связанных с Беларусью. Полиция продолжала бить по активу. Я тоже в активе, один из основных людей в Белорусском землячестве Санкт-Петербурга. 

У меня были встречи с отделом "Э", мне звонили на работу, просили, чтобы меня уволили, начали на меня миграционку натравливать. Могли прийти к кому-нибудь на квартиру, потом меня вызванивали и я приезжал, беседовал с сотрудниками полиции. У них простой разговор: "Говоря против Лукашенко, вы говорите против Путина". Вели себя по-хамски, грубо. Несмотря на это, я поддерживал и поддерживаю финансово людей, которые находятся в СИЗО, помогал оплачивать документы, паспорта, делал флаги и передавал их в Беларусь. В отделе "Э" это, видимо, считается поддержкой экстремистских лиц, но мне плевать. 

Отношение к российским властям у меня крайне негативное. Поэтому после августовских событий речи о том, буду я жить в России или нет, не стояло. Я просто ждал, когда уехать. В апреле мне сделали польскую гуманитарную визу. Когда ходили по квартирам нашего актива, меня пронесло. Уезжал на день в Беларусь – у меня был развод. Ко мне пришли, но меня не было. Потом участковый приходил, пытался меня контролировать, но и этот вопрос мы решили. В середине июля я уехал в Польшу, не стал ждать, когда меня будут водить по отделениям. История с Россией у меня закончена. Во всяком случае пока там эта власть и много дурных людей, которые показали своё нутро после этих событий. В свой адрес я много говна слышал, но меня это не интересует. В Польше я отсидел карантин, тоже работаю в строительной отрасли. Жизнь началась заново. Будем учить язык, жить в стране, где не нужно постоянно оглядываться. Находясь здесь, я продолжаю делать свою работу, помогать семьям, детям. В ближайшее время буду подаваться на беженство. Понимаю, что на долгие годы Россия с Беларусью для меня будут закрыты".     

Сергей Еремеев


Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.




Новости28 сентября
Смотреть предыдущие новости →

Тревожный телефон по
муниципальной коррупции:
+7 (812) 331-71-80



Главное ↓ 

О редакции Реклама
  • © ZakS.Ru, 2002—2021. Все права защищены.
    При использовании материалов гиперссылка обязательна. [18+]
  • Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-50076, выданное 07.06.2012 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).
  • Учредитель: ООО "Медиа.С-Пб".
    Главный редактор: Гончарова Н.С.
    +7 (812) 331-71-80 zaks.ru@inbox.ru