ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Статьи 12 марта 2008, 15:48

Петербургское "Яблоко" выдавливают из политического поля

Кампания по зачистке политического поля Санкт-Петербурга набирает обороты. Городская власть, стараясь не отставать от федеральной, предпринимает все меры к тому, чтобы ни один несогласный голос не звучал на улицах. Преследования активистов оппозиции в городе принимают четко выверенный систематический характер. Последний пример — задержание и последующий арест на время следствия лидера петербургского "Яблока" Максима Резника.

Напомним, что Максим Резник был задержан ночью 3 марта около офиса партии "Яблоко" на улице Маяковского, 44. Его обвиняют в оскорблении сотрудника милиции и нанесении ему телесных повреждений. Задержание Максима Резника если и не убьет городское отделение партии, то серьезно затруднит ее работу в городе. А ни для кого не секрет, что "Яблоко" являлось одной из немногих серьезных оппозиционных политических сил города. Активисты партии активно участвовали в политической жизни города.

Например, они серьезно поддерживали протестные группы населения по борьбе с уплотнительной застройкой, резко выступали против непродуманной архитектурной политики властей. Городское "Яблоко" также выступало организатором всех прошедших в городе Маршей несогласных. Перед последним маршем, 3 марта Максима Резника задержали.

Но арест главного питерского яблочника — не единственная мера, к которой прибегли власти для того, чтобы пошатнуть положение одной из самых авторитетных в городе партий. ЗАКС.Ру попытался разобраться в затяжном конфликте городских властей и "Яблока", который длился почти год.

А началось все чуть больше года назад, когда партии "Яблоко" было отказано в регистрации своего списка на выборах в Законодательное собрание Петербурга. Под предлогом многочисленных нарушений, обнаруженных в подписных листах, представленных "Яблоком" в Городскую избирательную комиссию, партию к выборам не допустили. Партийцы обратились в суд и выиграли дело, однако было уже слишком поздно. В итоге в городском ЗакСе не оказалось Михаила Амосова, Наталии Евдокимовой и Сергея Гуляева — одних из наиболее активных депутатов ЗакСа 4-го созыва.

Многие тогда удивлялись, почему так получилось, ведь партия "Яблоко" принимала участие во всех региональных и федеральных выборах в стране с 1990 года, и опыт избирательных кампаний партией был накоплен огромный. Неужели яблочники не смогли правильно оформить подписные листы и все необходимые документы и дали возможность городскому избиркому придраться к бумагам? Сведущие люди не без оснований усмотрели тогда в действиях городского избиркома руку Смольного, ведь фракция "Яблока" была слишком инициативной, слишком принципиальной, поднимала с трибуны ЗакСа слишком много неудобных для властей города вопросов, на которые надо было хоть как-то отвечать.

В год выборов в Государственную Думу, в последний год перед президентскими выборами, Смольный не мог позволить себе такую роскошь, как иметь в городе парламентскую оппозицию. И первый удар был нанесен — яблочников попросили из Мариинского дворца, освободив место для более управляемых полуоппозиционеров — "Справедливой России" и коммунистов. Надо отметить, что и справедливороссы, и коммунисты не преминули воспользоваться моментом и активно боролись за традиционный яблочный электорат, перехватив у последних часть лозунгов. В итоге в ЗакСе стало намного меньше активной оппозиции, о чем свидетельствуют факты почти единогласного голосования депутатов по таким принципиальным вопросам, как финансирование строительства "Охта-центра" и выборов уполномоченного по правам человека.

Напомним, что закон, предусматривающий строительство Газпромом 400-метровой башни "Охта-центра" на берегу Невы частично за счет средств городского бюджета, был принят практически единогласно. А пост уполномоченного по правам человека занял ранее не замеченный в правозащитной деятельности, но абсолютно лояльный Смольному Игорь Михайлов.

Следующим шагом по дискредитации "Яблока" стал беспрецедентно жестокий разгон Марша несогласных 15 апреля 2007 года. Несмотря на то что акция была согласована администрацией города, к месту проведения марша — Пионерской площади были стянуты внушительные силы милиции и внутренних войск. Подразделения ОМОНа свозили в город практически со всей европейской части России. Привезли даже отряд североосетинского ОМОНа. Вход на Пионерскую площадь был серьезно ограничен, людей, пришедших на марш, пропускали только через рамки металлоискателей. Во время проведения акции над площадью постоянно летал милицейский вертолет.

Несмотря на все видимые меры безопасности, провокаций избежать не удалось. Уже после окончания мероприятия у входа на станцию метро "Пушкинская" некие молодые люди атаковали сотрудников милиции и быстро растворились в толпе. Бойцы ОМОНа, не особо церемонясь, начали задерживать людей и постепенно вошли в такой раж, что, перестав различать правых и виноватых, избивали и задерживали всех подряд. Огромное количество ни в чем не повинных людей получили тяжелые травмы и увечья. Под горячую руку омоновцев попали и журналисты, освещавшие мероприятие.

Буквально на следующий день во всех подконтрольных Смольному средствах массовой информации появились многочисленные статьи и сюжеты, которые обвиняли организаторов Марша несогласных во всех возможных грехах. Это и подрыв стабильности в государстве, и подготовка "оранжевой революции", и использование простых людей для прикрытия своих меркантильных интересов. Некоторые наиболее лояльные СМИ выдвинули абсурдные обвинения в том, что Марши несогласных организовываются на деньги "тамбовского" преступного сообщества, якобы недовольного происходящими в городе прогрессивными переменами. Однако проводимые жестокие репрессии к участникам маршей возымели свое действие, на последующие мероприятия несогласных приходило намного меньше людей.

Следующим этапом борьбы с "Яблоком" стал скандал с выселением партии из занимаемого ими помещения на улице Маяковского, 46. В один прекрасный день КУГИ направило яблочникам письмо с требованием освободить помещение, ссылаясь на то, что срок аренды истек, а договор не был заново продлен. По существующему законодательству, если на момент завершения срока действия договора об аренде ни одна из сторон не изъявила желания его расторгнуть, он автоматически считается продленным на новый срок. Но КУГИ объяснял свою настойчивость самой благородной целью: Валентина Матвиенко обещала отдать дом на улице Маяковского под "Дом предпринимателя".

Подписанное ассоциацией малого бизнеса письмо, в котором бизнесмены просят не выселять "Яблоко", кстати, активно им помогавшее в решении проблем с той же городской администрацией, губернатора не смутило. Да это и понятно, ведь яблочники регулярно предоставляли свое помещение для голодающих обманутых дольщиков и малых предпринимателей, пострадавших от действий властей. Зачем нужен Смольному очаг сопротивления в самом центре города? Но и здесь вместо переговорного процесса к партии "Яблоко" применялись неспортивные методы. В их офис неоднократно приезжали сотрудники 78-го отдела милиции, якобы помещение регулярно минировалось, привыкли здесь и к визитам сотрудников ОБЭП. Правда, на данный момент яблочники все еще занимают помещение по данному адресу, но как сложится дальнейшая судьба их штаба, пока неизвестно.

Не менее показательным примером давления на оппозицию является отказ санкционировать Марш несогласных, который должен был состояться 25 ноября 2007 года. И если право согласовывать тот или иной маршрут или место проведения акции — пусть с натяжкой, но все-таки можно отнести к исключительной компетенции властей, то сам факт отказа в разрешении на проведение марша, по меньшей мере, незаконен. Конституция предоставляет право гражданам мирно собираться и обсуждать любые интересующие их проблемы, но, видимо, чиновники Смольного считают, что это право есть только у "правильных" граждан и только для того, что одобрять политику властей. Напомним, что, получив отказ в проведении акции, организаторы марша, а среди них по традиции было и питерское "Яблоко", решили провести мероприятие в другом формате.

На брифинге, состоявшемся 25 ноября в офисе партии, организаторы марша сообщили, что марш пройдет исключительно в рамках закона, то есть без флагов, транспарантов, скандирования речовок. Все участники акции будут идти только по тротуарам и переходить дорогу только на зеленый сигнал светофора. Однако заявленный мирный характер акции не помешал властям устроить провокацию. Прямо перед офисом партии "Яблоко", к которому были стянуты значительные силы ОМОНа, в момент, когда люди собирались начать шествие, некие молодые люди развернули черные флаги НБП и начали скандировать лозунги. И хотя провокаторов было всего несколько человек и своим внешним видом они разительно отличались от основной массы собравшихся, сотрудники милиции начали задержания всех, собравшихся принять участие в марше. В том числе и нескольких кандидатов в депутаты Государственной Думы. Кстати, глава петербургского отделения "Яблока" Максим Резник был жестоко избит во время задержания.

На фоне непрекращающегося давления на партию "Яблоко" недавний арест Максима Резника выглядит как вполне логичное продолжение кампании по уничтожению городской оппозиции. Недавнее осуждение на десять суток Сергея Гуляева, заведенные дела на лидера питерского НБП Андрея Дмитриева — все это звенья одной цепи. Сейчас еще слишком мало информации для того, чтобы спрогнозировать, как сложится судьба главного питерского яблочника. Однако сам факт ареста публичного оппозиционного политика о многом говорит. Учитывая, что в Санкт-Петербурге не осталось больше никакой более-менее серьезной оппозиции, кроме партии "Яблоко", Смольный, видимо, решил максимально маргинализировать городскую протестную тусовку и выдавить ее из политического поля окончательно.

Павел Овсянко

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости




Новости6 декабря
Смотреть предыдущие новости →




Главное ↓ 


О редакции Реклама