ЗакС.Ру во ВКонтакте    ЗакС.Ру в Telegram

Статьи 30 января 2009, 14:43

Почему запрещают марши?

Хроника протестных акций в России и в Петербурге в частности невольно наводит на мысль о том, что реакция власти на публичные выступления оппозиции не всегда сразу поддается рациональному объяснению. Почему одни массовые акции разрешают, а другие запрещают и разгоняют с помощью ОМОНа? Корреспондент ЗАКС.ру попытался найти ответ на этот вопрос. Для этого мы решили проанализировать большинство публичных акций петербургской оппозиции в контексте с политическими событиями, которые происходили в стране и в городе во время каждого подобного выступления. Также учитывалось поведение самих представителей так называемой внесистемной оппозиции при подготовке и проведении акций.

Версия официальная: маршрут не тот
Маршировать по Невскому проспекту "несогласным", за исключением одного единственного раза, о котором будет рассказано ниже, не разрешали изначально. Не помогали никакие уведомления, и шествие либо просто запрещали, либо "направляли" по другому маршруту. Комитет по законности и правопорядку правительства Санкт-Петербурга всегда мотивировал отказ, ссылаясь на ведение по маршруту следования строительных работ и т.п. Иногда говорили, что демонстранты помешают движению автотранспорта и пешеходов. Однако, такие доводы чиновников в пользу отказа заявителям выглядят, мягко говоря, неубедительно. И автомобилисты, и пешеходы давно привыкли к неудобствам, связанным с перекрытиями дорог по случаю приезда высоких чиновников или проведения массовых празднеств. Скорее всего, табу на "марши" по Невскому связано с определенными выводами Смольного после нашумевших в январе 2005 года так называемых стихийных "льготных бунтов". Митинги недовольных льготников возле Гостиного двора несколько раз перерастали в перекрытия главной магистрали города. Сопровождались перекрытия довольно резкими заявлениями их организаторов и участников в адрес городских и федеральных властей. Все это активно фиксировали и транслировали отечественные и западные СМИ. В результате властям города пришлось пойти на уступки – льготникам на месяц продлили право бесплатного проезда, а затем согласились компенсировать большую часть стоимости проездного билета из городской казны. А, как известно, наша власть идет на какие-либо уступки весьма неохотно.  Впоследствии, именно те, кто сыграл основную роль в организации "бунтов" возглавили движение "Петербургское гражданское сопротивление" (ПГС), прототип местного отделения "Другой России" -  организатора подавляющего большинства "маршей".

Ответ властей последовал уже 1 мая того же года, когда колонну ПГС, принимавшего участие в общей праздничной демонстрации, заблокировал ОМОН. Им был дан приказ не пустить ПГС на Дворцовую площадь. Однако тогда участникам недавно сформировавшейся коалиции либералов, национал-большевиков и коммунистов все-таки удалось прорвать шеренги ОМОНовцев и принять участие (правда, несколько обособленно) в общем митинге на главной площади.
   
Практически во всем дальнейшем противостоянии "Смольный - несогласные", можно проследить тенденцию "удар - контрудар". После каждого удачного выступления оппозиции, следующее шествие почти всегда либо запрещали, либо жестоко разгоняли. При этом, речи о том, чтобы официально согласовывать "марши" по Невскому уже не шло. Более того, даже если "несогласные" подавали уведомления без упоминания главного проспекта, маршрут все равно в большинстве случаев корректировали или выдвигали определенные условия проведения шествия. Например – следовать только по тротуарам, не разворачивать флаги и т.д. Скорее всего, такие решения принималась из расчета того, чтобы максимально ограничить количество людей, не имеющих отношения к оппозиционным движениям, но способных присоединиться к "несогласным" по ходу шествия. Понятно, что на Невском потенциальных "несогласных" окажется куда больше чем на любой из улиц за Суворовским проспектом. Плюс к этому – "засветка" уже будет совсем не та. Поняли это и в Смольном, где после различных экспериментов с альтернативными маршрутами выбрали, по их мнению, оптимальный - от БКЗ "Октябрьский"  к Суворовскому проспекту, оттуда до 5-ой Советской и по ней до сада имени Чернышевского. Там, окруженным массивным металлическим забором, оппозиционерам разрешают помитинговать.  Несмотря на то, что весь маршрут проходит в Центральном районе, улицы эти такие безлюдные, что рассчитывать на то, что "марш" произведет эффект на прохожих, невозможно. Ну и конечно, "безопасность"… Мудрые головы из МВД и городского правительства не могли не учитывать то, что в случае, если "несогласным", таки придет в голову устраивать беспорядки, их легко можно будет заблокировать на любой из узких улиц маршрута с двух сторон, и таким образом полностью нейтрализовать. То же самое и с садом, из которого существует только один выход, который всегда усиленно охраняется милицией – тут особо не побузишь.

Вопрос о статусе марша
Первый раз по вышеописанному маршруту (после отказа Смольного согласовать два других) прошли не "маршем несогласных", а так называемым "маршем за сохранение Петербурга". Произошло это 8 сентября 2007 года – в день начала блокады Ленинграда. Основной целью участников было привлечь внимание к проблемам разрушения исторического центра и возведения зданий, не гармонирующих с архитектурным ансамблем города. В первую очередь выступали против строительства небоскреба "Газпрома". Организатором "марша" выступила тогда не "Другая Россия", а партия "Яболко". В шествии и митинге принял участие даже Григорий Явлинский. Кроме того, за пять дней до марша представители интеллигенции и артистических кругов написали открытое письмо вице-губернатору Петербурга Валерию Тихонову и председателю Комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности администрации Петербурга Леониду Богданову с просьбой не препятствовать проведению "марша" 8 сентября. Поддержали акцию и такие известные петербуржцы как народные артисты России Олег Басилашвили и Сергей Юрский, режиссёр Александр Сокуров, заслуженный артист России Алексей Девотченко.

Ну, и последним фактором, повлиявшим на то, чтобы марш согласовали, послужила договоренность яблочников с городской администрацией о том, что нацболы не будут поднимать свои черные флаги. Правда, флаги они все же подняли, но это уже отдельная история.

Таким образом, совокупность такого количества факторов, явно играющих не в пользу оппозиционеров, возможно и послужила причиной того, что им дали возможность более или менее спокойно провести свою акцию.  

Но, по мнению многих участников питерского оппозиционного движения, основная причина "лояльности" властей заключалась тогда в том, что в отличие от "маршей несогласных", "марш за сохранение города" был акцией сугубо местного значения.  "Марши несогласных" проводятся одновременно, либо с интервалом в 1 – 2 дня сразу в нескольких крупных городах страны, и поэтому рассматриваются как события федерального масштаба. Это, соответственно, больше нервирует Кремль и зачастую требует привлечения в столичные города милиции и внутренних войск из других, более или менее спокойных регионов.

Именно этим можно объяснить и то, что уже 3 ноября того же года городские власти согласовали и дали провести "Марш против роста цен", приуроченный к сильному подорожанию продуктов питания осенью 2007-го. Эта акция была организована движением "Народ" Сергея Гуляева и питерскими нацболами даже без особого согласования с московской "Другой Россией". Она не распространилась ни в какие другие регионы. Несмотря на то, что маршрут шествия был довольно оригинальным – от метро Горьковская, по Кронверкскому проспекту до Петропавловской крепости, где состоялся митинг, невооруженным взглядом было видно, что акция весьма "провинциальная". Перекрывать дороги для проведения шествия власти не стали, а заставили маршировать по тротуарам. Да и народу набралось по самым оптимистичным данным не более 1000 человек.

Однако, говорить о том, что если "марш" имеет региональный статус, он обязательно будет согласован, тоже не приходится. Так, второй по счету "Марш за сохранение Петербурга", который должен был состояться  13 сентября этого года, запретили. В итоге организатором удалось провести лишь митинг возле станции метро "Спортивная", да и то, без политической символики.

Вообще, если учитывать, что ни нацболы ни ОГФ не планировали участвовать в этом марше, его запрет выглядит вдвойне абсурдным… но, если копнуть глубже, выяснится, что ничего просто так не бывает.

Политические и общественные организации, входившие в оргкомитет второго "марша" ("Яблоко", "Живой город", "Охтинская дуга" и другие) изначально надеялись, что в этом году им удастся если не превзойти по численности марш прошлогодний, то хотя бы не снизить ее. К косвенной агитации был подключен даже телеканал СТО. Открыто призывал участвовать в марше лидер ДДТ Юрий Шевчук и другие деятели культуры. Все эти факторы просто кричали в пользу того, чтобы акция действительно прошла ярко и громко. Но, как видно, в Смольном сидят далеко не дураки.
 
Уже давно ходят слухи о том, что кто-то из высшего руководства Кремля работой нашей градоначальницы сильно не доволен. Непрекращающаяся резкая критика некоторых СМИ в адрес Матвиенко – первое тому подтверждение. Упомянутый уже телеканал СТО оказался лидером в этой критике. Основным объектом нападок была именно градостроительная политика губернатора, против которой должен был состоятся марш. Все это свидетельствует о том, что возможно, организаторы марша рассчитывали на молчаливую поддержку своей акции со стороны Кремля. Отсюда и отсутствие на марше непримиримых противников президента и премьера - нацболов и ОГФ. Пригласить их означало поставить жирный крест на возможной поддержке сверху.

Но потерпеть такое сокрушительное фиаско в виде многотысячного марша по центральным улицам города Смольному было бы крайне не престижно. Там прекрасно понимали, что бить собираются по самому больному месту – строительному вопросу, и нужно жить в какой-нибудь другой стране, чтобы представить, что власть может сама под этот удар подставиться. Но и запретить акцию совсем было бы тоже для Смольного невыгодно, поэтому и загнали немногочисленных недовольных общественников к "Спортивной". Ввиду отсутствия там радикальных политических организаций, никаких прорывов никто предпринимать не стал. Официальная версия Комитета по вопросам законности и правопорядка по поводу запрета и в этот раз не отличалась оригинальностью: маршрут не тот.

Оспаривание запрета на шествие в суде также не увенчалось для организаторов "марша" успехом. 2 декабря Смольнинский районный суд признал, что шествие никто не запрещал, а не согласовано было только место проведения митинга, поэтому предложили другое – возле "Спортивной".

Вендетта по-губернаторски
Как уже говорилось выше, на самые удачные акции оппозиции Смольный, так или иначе, реагировал на последующих мероприятиях. Это мог быть либо запрет, либо задержания, либо избиения участников.

Здесь особенно стоит остановиться на самой удачной за всю историю "маршей" акции оппозиции, пошедшей 3 марта 2007 года. Несмотря на то, что акция была официально запрещена, она  была в буквальном смысле пропиарена лично губернатором города Валентиной Матвиенко. Накануне марша губернатор выступила по телевидению с призывом не поддаваться на провокации и туда не ходить. И как кульминация абсурда – непрекращающиеся сообщения по громкоговорителям эскалаторов метрополитена о предстоящем "русском марше" и двух вагонах экстремистов из Москвы, всеми силами пытающихся дестабилизировать обстановку в городе. Понятно, что никакие газеты и листовки, распространяемые организаторами марша, не смогли бы  обеспечить такую численность "марша", какую обеспечил "пугающий" анонс Смольного.

Напомним, что тогда организаторы "марша" подали уведомление на проведение шествия от БКЗ "Октябрьский" к Смольному, где планировался митинг. Хотя акцию тогда запретили, не предложив альтернативных маршрутов, городские власти к ней готовились. Помимо попыток губернатора "образумить" горожан по телевизору, были предприняты все меры, чтобы не допустить недовольных петербуржцев к губернаторской цитадели. Перекрыли все улицы, по которым можно было бы пройти от концертного зала к зданию бывшего института Благородных девиц. Но, в этом была огромная стратегическая ошибка милиции и тех, кто ими руководил. После стихийного митинга возле БКЗ, "несоласные", поняв, что к Смольному их не пустят, двинулись на Невский, прорвав довольно "жиденькое" оцепление. К такому повороту событий милиция явно готова не была, и пока предпринимались меры по переброске основных сил ОМОНа на Невский, "несогласным" удалось, прорвав еще несколько кордонов дойти до Думской улицы, где состоялся митинг.

Споры о том, почему Смольный вел себя тогда так неумело, не прекращаются до сих пор. И "агитацию", и неумелые перекрытия, можно списать на неопытность местных властей в такого рода событиях - это был первый марш в городе и второй в стране. По другой версии, все это стало итогом интриг против Валентины Матвиенко, которой, используя эту неопытность, и посоветовали выступить по телевидению.

Свой успех "несогласные" решили закрепить на втором Питерском марше, который был запланирован на 15 апреля того же года. Хотя шествие им не согласовали, решено было ограничиться митингом на Пионерской площади. Митинг разрешили, но впоследствии его с особой жестокостью разогнали сотрудники ОМОНа. Лидеру движения "Народ" Сергею Гуляеву сломали руку. В общей сложности количество пострадавших от действий милиции превысило несколько десятков, причём это только те, кто обратился за медицинской помощью в больницы города. Количество задержанных превысило три сотни человек.

Большинство участников оппозиционных движений и этого "марша" в частности, считают его самым кровавым и бесчеловечным за всю историю политического протестного движения последнего десятилетия. При этом, они уверены, что это была самая настоящая месть властей за 3 марта. Причем, как считают многие, инициатива о применении силы исходила не только из Смольного, но и непосредственно из Кремля.

Путин виноват?
Существуют разные мнения о том, спускаются ли решения о запрете или разрешении "маршей" из Москвы, или же они принимаются непосредственно на местах. Непоследовательность и неоднозначность в принятии решений о согласованиях можно было бы списать на смену лиц, непосредственно ответственных за это. Новый чиновник – новая тактика. Но, и вице-губернатор Валерий Тихонов, отвечающий за вопросы безопасности, и руководитель Комитета по законности и правопорядку Леонид Богданов заняли свои места задолго до начала череды "маршей".

Многие убеждены, что все зависит от личной воли бывшего президента и нынешнего премьера Владимира Путина. Именно так считают питерские нацболы. "Смольный ничего не решает! Все решения по согласованию или же, наоборот запрещению и силовому противодействию проведению таких крупных публичных акций как "марши несогласных" в каждом случае принимает лично Путин и его непосредственные подчиненные. Богданов – это пешка и статист. Формально, его подпись стоит под каждым запретом, однако решения принимает не Богданов", - заявляет непосредственный организатор большинства "маршей",  лидер питерских нацболов Андрей Дмитриев.

Эта версия, конечно, имеет право на существование но, в таком случае, от чего может зависеть эта самая воля? Наивно было бы предполагать, что от перемены настроения Гаранта. Есть другие причины.

То, что в нашей стране региональные власти принимают большинство политических решений с оглядкой на Кремль – это факт. Если проследить реакцию Путина на марши и поведение, вследствие этой реакции местных властей, то можно уследить некоторую закономерность.

18 апреля 2007 года, сразу после нашумевшего "кровавого марша" 15 числа, общаясь с журналистами, Путин высказался о нейтральном отношении к подобным акциям "Другой России". Он заявил, что если акции проводятся в соответствии с действующим законодательством и не мешают жизни обычных граждан, они не несут никакой опасности, поэтому запрещать их не стоит. После этих слов, следующий петербургский марш 9 июня был согласован (от БКЗ до музея Суворова) и прошел без каких-либо серьезных инцидентов с правоохранительными органами. Конечно, есть и другие факторы, позволившие тогда "несогласным" согласовать и провести свою акцию спокойно (о них будет рассказано ниже), но полностью отрицать связь с заявлением Путина, наверное, не стоит.

Другое заявление тогдашнего главы государства уже не было таким снисходительным. 22 ноября 2007 года, в своем интервью газете "The Independent" Пунин высказал резко отрицательное отношение к "маршам".

"Вот сейчас ещё на улицы выйдут. Подучились немного у западных специалистов, потренировались на соседних республиках, теперь здесь провокации будут устраивать" - заявил Владимир Путин.

Через три дня на запрещенный властями питерский марш (заявки подавалась на проведение шествия от дворцовой площади к Исаакиевской площади) не смогли попасть более 50 активистов "Другой России". Они были либо задержаны по надуманным обвинениям в нарушениях Административного кодекса, либо просто заблокированы милицией по месту прописки. Сам Путин должен был как раз находиться в это время с визитом в Петербурге. Предполагалось, что президент будет участвовать в акции в поддержку самого себя на Сенатской площади.

Превентивные меры по недопущению "несогласных" на марш оказались тогда беспрецедентными. Среди задержанных еще до начала марша оказался бывший лидер СПС и нынешний утвержденный губернатор Кировской области Никита Белых и кандидат в президенты Борис Немцов. В самом начале шествия, после пресс-конференции в офисе местного "Яблока" были задержаны лидер петербургского ОГФ Ольга Курносова, активист Молодежного "Яблока" Александр Шуршев, глава питерского отделения СПС Леонид Гозман и лидер регионального отделения "Яблока" Максим Резник. Лидер ОГФ Гарри Каспаров, за участие днем раньше в московском "марше" получил 5 суток административного ареста.

Таким образом, можно с уверенностью предполагать, что если Путин лично и не отдает приказы о запрете или разрешении "маршей", к его мнению на этот счет все равно очень внимательно прислушиваются.

Показуха
Помимо возможной оглядки на мнение Путина, относительную снисходительность властей к "несогласным" можно  объяснить и желанием российских и городских хоть в какой-то степени соответствовать статусу руководителей правового демократического государства. Проще говоря – разрешение на проведение некоторых акций может быть элементарной "показухой" перед так нелюбимым ими Западом. Упомянутый выше марш 9 июня, несмотря на то, что проходил не по тому маршруту, который заявлялся изначально, был согласован. Среди многочисленных условий было и передвижение демонстрантов по тротуару. Однако ни задержаний, ни избиений тогда не было вообще. Скорее всего, это связано с тем, что те дни в Петербурге проходил Международный экономический форум и Банковского конгресс. А также мероприятия в связи с днем рождения основателя города Петра Первого. Понятно, что город был просто наводнен иностранными туристами и журналистами и устраивать побоища на глазах у них было бы по меньшей мере глупо. Любая, даже самая деспотичная власть всегда так или иначе пытается продемонстрировать мировому сообществу лояльность к тем, кто ее критикует.

При этом действует она не всегда очень неумело. В частности, выступления питерской оппозиции в ходе 32-го саммита Большой Восьмерки, состоявшегося в Петербурге в июле 2006 года, чиновники решили ограничить палаточным городком антиглобалистов на территории разрушенного ныне стадиона "Петровский". Однако некоторые антиглобалисты оказались неудовлетворенны таким решением властей и попытались устроить несанкционированное шествие по Невскому проспекту. Им даже дали дойти до центральной городской магистрали. Но предположить, что милиция вообще не отреагирует на такую дерзость,  тогда не представлялось возможным. Так и получилось – после того, как отечественные и западные журналисты закончили съемку митинга, к его участникам были применены  все те же карательные меры: задержания, побои, составления административных протоколов и т.д. Однако самые дотошные представители медиасообщества успели зафиксировать и разгон митинга и задержания оппозиционеров. Таким образом, мировому сообществу было предъявлено наличие антиглобалистских выступлений как доказательство миролюбивости Кремля, но без всякого реального вреда для российской власти.

К подобной показной лояльности можно отнести и "праздничные" выступления оппозиции. Запрещать шествия и применять силовые методы к людям, намеревающимся участвовать в демонстрациях, приуроченных к государственным праздникам, власти пока не решаются. В самом начале статьи упоминался единственный "марш", который официально разрешили провести по Невскому проспекту. Правда, это был не совсем "марш несогласных", и от Невского маршрутом захватывался совсем небольшой участок от площади Восстания до улицы Марата, но тем не менее… Официально первомайское шествие 2008 года, закончившееся концертом на Пионерской площади "другороссы" назвали "маршем за свободу и справедливость", однако и до акции и во время акции они настойчиво подчеркивали что это именно "марш несогласных". Тогда, как и на "марше" 9 июня 2007, никто не был задержан.  Хотя были предприняты меры, чтобы не допустить большое количество народа на Пионерскую площадь – после того как "несогласные" подошли к сцене, площадь была оцеплена.

В своих заявлениях за рубежом высокие чиновники тоже демонстрируют небывалую лояльность и рассудительность. Находясь в Брюсселе 23 ноября 2007 года, тогдашний помощник Путина однозначно высказался о том, что если марши проводятся без нарушения общественного порядка, запрещать их не стоит. О том, что произошло в Петербурге через два дня, здесь уже писалось.

Разрешенные марши обходятся дешевле!
Самым спокойным за всю историю "маршей" можно, наверное, назвать шествие, состоявшееся в марте этого года, и приуроченное к годовщине знаменитого "марша" 3 марта годом раньше. Еще одной причиной выбора даты были президентские выборы, состоявшиеся накануне.

Конечно, повторить былой успех "несогласным" не удалось. Да они, скорее всего, сами к этому не стремились, потому как согласились на предложенный уже полюбившийся властями маршрут от БКЗ к садику Чернышевского. Никто не препятствовал разворачиванию флагов, людей не заставляли идти по тротуарам, и даже когда во время выступления Михаила Борзыкина участники митинга зажгли фаера, им никто не пытался помешать.

Среди первой из возможных причин такого "цивилизованного" поведения правоохранителей было участие в "марше" (тогда впервые) Юрия Шевчука. Естествено, попадись он под горячую руку милиционера во время "марша", это неминуемо получило бы широкую общественную огласку и резонанс. Не исключено, что и с помощью последующих его песен.

Еще одним характерным моментом того марша стало фактическое отсутствие на нем ОМОНА. Скорее всего, в целях предосторожности они где-то сидели в своих автобусах, но ни по маршруту следования, ни в садике видно их не было. Можно быть уверенным на 100 процентов, что это позволило городским властям существенно сэкономить на командировочных и "боевых", тратящихся, в случаях, когда привлекаются внутренние войска и ОМОН из других регионов.

Ну и плюс ко всему – выборы! Одно дело, когда марши организуют в преддверии или во время них, другое – когда все уже и так ясно и ничего не изменить. Понятно, что даже если бы марш был организован до выборов, он бы вряд ли мог что-либо изменить. Однако его едва ли удалось бы согласовать. Очень уж специфически относятся наши власти к такой вот агитации.

Конечно, если бы 3 марта этого года "несогласные" отказались идти к садику, а настаивали бы на шествии по Невскому, никакого согласования они бы не получили. А вот задержания были бы точно. В мы смогли убедиться не далее как 14 декабря этого года.

Говорить, что есть определенная четкая схема, которой руководствуются власти, давая согласие на проведение публичной акции или же запрещая ее, не приходится. Скорее всего, решения принимаются по каждому случаю отдельно. И те возможные факторы, которые мы попытались выявить (это и заявленный маршрут, и участие известных людей, и мнение президента и губернатора, и события, происходящие в стране, и мнение мирового сообщества, и экономическая составляющая) в той или иной степени играют определенную роль при каждом рассмотрении заявки на проведение митинга или шествия оппозиции. Но, также очевидно и то, что за всю историю питерских "маршей" не было ни одного случая, когда бы власти полностью согласились с условиями акции, изначально прописанными в уведомлении. Почему так происходит в Комитете по законности и правопорядку Петербурга рассказывать отказались. Впрочем, это неудивительно.

Андрей Чистов

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.






Новости30 июня
Смотреть предыдущие новости →




Главное ↓ 


О редакции Реклама