ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Статьи 23 июля 2014, 12:45

Минкульт рубит, щепки летят

Институт истории искусств (РИИИ) корежит от реформ Министерства культуры. НИИ покидают одни из ведущих сотрудников и винят во всем нового директора, но, по-видимому, и ученые и администрации стали заложниками непонятной политики Минкульта. На фоне скандалов спасти ученых и институт пытаются депутаты Законодательного собрания. А вот петербургские чиновники самоустранились от проблемы, пустив все на самотек.

Как Минкульт всех поссорил

ЗАКС.Ру писал  о том, что Министерство культуры под руководством Владимира Мединского в 2012 году пыталось слить Институты культурологии, искусствознания и истории искусств в этакое гуманитарное Сколоково со штатом в сотню человек. Этого не случилось, но РИИИ настигла комиссия из Минкульта.

- Первая комиссия, которая к нам приходила, сказала, поглядев в наш двор: "О, и парковочные места у вас есть". За нами возвышается здание "Газпрома", может быть, это причина, может быть, другое, - рассказала ЗАКС.Ру одна из уволенных ученых института, знаток творчества Блока Юлия Галанина.

Развивает мысль Юлии Галаниной председатель профсоюза РИИИ, старший научный сотрудник Джамиля Кумукова.

- Как только и.о. директора Ольга Кох приступила к своим обязанностям, она начала буквально очищать помещения на верхнем этаже, во дворе, где был редакционный отдел. Разные люди слышали ее фразу: "Я должна сдать здание чистым", - говорит Джамиля Кумукова.

Затем обнаружилось подложное заявление директора РИИИ Татьяны Клявиной об уходе "по собственному желанию по состоянию здоровья". Тогда Мединскому пришлось извиняться.

В 2013 году петербургский парламент поддержал инициативу депутата-"яблочника" Александра Кобринского обратиться к министру культуры в защиту РИИИ. Тогда же однопартиец Кобринского Борис Вишневский попросил премьера Дмитрия Медведева вывести институт из подчинения Минкульта и передать его Российской академии наук или Санкт-Петербургу. Просьбы и обращение ничего не дали.

После приезда в институт вице-губернатора Василия Кичеджи, который одобрил идею переподчинения РИИИ, Татьяне Клявиной объявили выговор — за несоответствие проекта развития института требованиям министерства.

Андрей Караулов в передаче "Момент истины" обвинил Клявину в том, что она раздает квартиры в здании института. В начале 1920-х годов граф Зубов селил в 15 квартир института ученых, которые приезжали работать из других городов. Муникульт пять раз проверял институт. Всякий раз оказывалось, что восемь спорных квартир приватизировали по суду, а не по решению Клявиной.

Стоит отметить, что Караулов в той передаче буквально пересказывал одно из деловых писем Клявиной, подготовленное по просьбе Министерства, Никите Степанову советнику министра. Исходя из этого, некоторые сотрудники института усматривают связь между передачей Караулова и Минкультом.

Минкульт все-таки, расторг договор с Клявиной, которая занимала свой пост 20 лет и была выбрана в свое время коллективом на пост директора. Исполняющим обязанности назначили бывшего проректора по науке Санкт-Петербургского государственного университета культуры и искусств Ольгу Кох. Работники института не приняли нового начальника и отправили телеграмму президенту страны Владимиру Путину с просьбой оградить "российских ученых от чиновничьего произвола".

Однажды в приемной Кох, во время визита Мединского в РИИИ, возник спор между сотрудником министерства культуры Андреем Карповым и аспиранткой РИИИ Ольгой Евсеевой, которая собиралась передать министру коллективное обращение. Карпов прищемил Евсееву дверью. Тогда депутат Максим Резник пообещал потребовать прокурорской проверки этого случая. Недовольные сотрудники проводилиодиночные пикеты у Смольного, у Законодательного Собрания и у самого института. Все оказалось тщетно.

- Дело никак не двигается. Уволено много порядочных сотрудников. Некоторые до сих пор судятся. Другие махнули рукой и ушли. Состояния этого института я расцениваю как полный разгром. Практика обычно такая: сначала уничтожают существующий коллектив, потом заявляют о полной бесполезности того, что там осталось, а потом присваивают себе здание. Я как-то ехал в ЗакС и увидел объявление о продаже соседнего дома. С грустью подумал: "Не грозит ли такая же судьба дому Зубова?...", - рассказал ЗАКС.Ру депутат Кобринский.

Новая власть

15 июля Минкультуры утвердило Ольгу Кох директором. Временный договор с ней истек 18 июня. Однако о решении Министерства в институте узнали 9 июля. На этом основании сотрудники предполагают, что договор оформят "задним числом".


За это время в числе прочих сотрудников в феврале уволили и Джамилю Кумукову. Ранее профком отклонял решения института об увольнении сотрудников, видимо, поэтому и решили "убрать" председателя. Суд восстановил Кумукову с 5 июня, но на следующий день Кох издала приказ о втором увольнении сотрудника по сокращению штатов. По закону Кумукова дорабатывает два месяца, но ходит в институт только в так называемые присутственные дни, за что Кох ставит ей прогулы, а, следовательно, не выплатит часть денег.

- Я хожу в библиотеку, институт пустой в эти дни вообще. Индивидуальный план и дополнительное соглашение, подписанные мной и заведующим сектором, лежат у Кох на подписи до сих пор, - говорит Джамиля Кумукова.

Она считает, что сейчас штат увеличивается не за счет ученых, а за счет административного персонала.

- Надеюсь, что Кох - это не навсегда. Она показала и научной общественности и всему городу, что грубейшим образом нарушает трудовое законодательство. Госинспекция труда, генпрокуратура, горпрокуратура и Октябрьский народный суд это признали. Все попрано Кох. Ее задача была - уничтожать и уничтожать. Уволены лучшие. Первые умы, которые знают в мире! Андрей Кириллов, Надежда Таршис, Елена Горфункель и многие другие. Уйма ученых с международными учеными степенями! Кох в каком-то интервью говорила, что увольняет пенсионеров, которые не могут пользоваться Интернетом. Это неправда. Если бы это было оптимизаций - уволить одних, чтобы другим поднять зарплату, это одно. Но на эти места набрана толпа людей. Все они никакого отношения не имеют к профилю института. Несколько человек из Университета культуры и искусств - не искусствоведы. Работала у нас Елена Ермалаева. Она была и секретарь, и кадровик, и завканцелярией. Работал за 22 тысячи. Теперь ее работу выполняют пять человек. И умудряются иметь по полторы ставки. Какая же это оптимизация? - недоумевает Кумукова.

Анонимный источник из института рассказал ЗАКС.Ру, что якобы после увольнения Ермалаевой в канцелярии до сих пор не могут навести порядок. Оказывается, что сотрудникам, который уходят в отпуск, писали либо лишние отпускные дни, либо недодавали отпуск за предыдущие годы. На эти расхождения в два-три дня указал Минкульт.

- Ученых увольняли именно за то, что они не ходили в институт в не присутственные дни. В остальные дни ученые ходят в музеи, выставочные залы, театры - искусствоведением же люди занимаются. Остальные дни - пишут. Этот режим так и сохраняется, просто на неугодных стали составляться акты. Кох не понимает, кто чего стоит, какой вклад внес в науку. Андрей Кириллов - первый специалист в мире по творчеству Михаила Чехова. Мы получали потом письма из Великобритании, со всего света: как? какие трудовые обязанности нарушил Криллов? Он почти 30 лет здесь проработал! Его уволили накануне 60-летия! - возвущается Кумукова.

Оптимизированные

Всего с момента прихода к руководству Ольги Кох из Зубовского института уволились и были сокращены 42 человека.

- В этот список уволенных попали совершенно замечательные ученые: Елена Горфункель, специалист по русскому и зарубежному театру, которая написала уникальную монографию о режиссуре Георгия Товстоногова. Блистательный совершенно ученый! В списке значилась Надежда Таршис - ведущий петербургский театральный критик. Она работала над сборником основателя театроведения Алексея Гвоздева. Она была основным автором "Словаря театральных терминов и понятий". Это те курицы, которые несли золотые яйца! У нас работал Анатолий Загулин, который составил огромнейшую картотеку об истории кино. Эта картотека выделена в отдельное подразделение. Институт был совершенно блистательным по своему составу, по отношению между людьми. Вплоть до того, что когда нужно было навести какие-нибудь справки о балете, это можно было сделать у вахтера института Киры Суровых, - рассказывает Юлия Галанина.

Галанина шесть лет проработала в институте, имеет богатый опыт музейной работы, организовывала две ежегодные конференции, редактировала несколько изданий. Галанина считает, что Кох, как и Минкульт, не понимают, с какими сотрудниками имеют дело.

- Я ушла на два месяца позже, потому что меня забыли известить. Это сегодняшний стиль работы института. Если сейчас посмотреть штатное расписание, то у нас раздутый штат вспомогательных служб. Учитывая, что такого блистательного знатока истории института как Тамару Исмагулову уволили, экскурсии по музею водит инженер. Причем несет такую ахинею, что все передают это друг другу, как анекдот. Я 30 лет проработала в музее. Меня можно было привлечь к этой работе, но Кох привлекает своих надежных людей. Здание института - лакомый кусочек, безусловно. Окна выходят на портик Исаакиевского собора. В одно окно виден кораблик на шпиле Адмиралтейства, а в другое - купол костела Святой Екатерины на Невском проспекте, - говорит Галанина.

Театровед Андрей Кириллов с самого начала конфликта не скрывал своего оппозиционного отношения к новой администрации и к самой инициативе по оптимизации института, которую он считает развалом. С его слов, он должен был находиться в институте по новому графику полный рабочий день

- Мою работу в институте сделали невыносимой. Поскольку я не собираюсь превращаться в политика, а хотел остаться искусствоведом, я вынужден был уйти. Мне предъявили особый график работы в институте. Условий для работы никаких не было: ни компьютеров, ни литературы, ни библиотеки, которая у меня дома собрана за 35 лет по моей теме! Мне не оставляли времени для работы. Лишь сидеть в пустом институте, как в офисе. Кох общалась со мной только посредством предъявления бумаг. Я требовал, чтобы со мной встретились, обсудили график работы, подписали новое трудовое соглашение. Меня просто бомбили актами о прогулах. За неделю умудрились зарплату не заплатить! когда я сказал, что обращусь в прокуратуру, задним числом оформили эти дни как оплаченные и выдали деньги. Минкульт разрешил администрации делать все что угодно, чтобы достичь своей цели. В чем она - это вопрос. Просто уничтожить институт и захватить здание или изнасиловать НИИ и превратить его во второй "кулек". Идеологическая поставлена задача или по захвату собственности. Одно из двух, - говорит Киррилов.

Театральный критик Елена Горфункель считает, что с таким начальником, как Кох работать нельзя. Горфункель отказалась подписывать новый трудовой договор, потому что требовала, чтобы не увольняли молодых ученых, в том числе, учеников Горфункель.

- Это настоящее иезуитство. Есть несколько слухов: говорят, что хотят отнять здание, но замминистра нас уверял, что это не так. Хотя, он врет все время по разным поводам, но пока на здание не покушаются. Говорили, что институт хотят разогнать и подчинить новой системе власти и идеологии. Третья версия - хотят в порядке оптимизации всех НИИ подвести и наш. Сделать его более мобильным с меньшим числом сотрудников и с большей зарплатой. При этом Минкультуры и Кох не погнушались увольнять наиболее талантливых и способных. Я говорю о молодежи и старшем поколении. Закрывать сектора, программы, которые рассчитывались на несколько лет вперед. Кто будет заниматься наукой в этом институте, совершенно не понятно, - говорит Горфункель.

Российское законодательство не предусматривает "присутственных дней", а только гибкий график работы. Анонимный источник в институте поведал ЗАКС.Ру, что при Клявиной "дни" регулировались внутренним приказом. Минкульт сделал серьезное замечание институту, что в коллективных договорах ученых были расхождения. Должна была быть 40-часовая рабочая неделя, а в договоре указали на 45 минут меньше. Касательно Горфункель и Таршис источник сообщил, что обе продолжают работать в институте по совместительству. Так, Горфункель официально устроена в Академии театрального искусства, а в РИИИ руководит аспирантами.

В список сокращенных попала и аспирантка Сусанна Филиппова. Она подала иск в Октябрьский народный суд, и в феврале ее восстановили. Со слов Филипповой, последующие три месяца подготовки к защите диссертации дались ей нелегко. Кох обязала ее присутствовать в институте с 9 до 13 часов. Филиппова говорит, что из-за этого, она не попадала на заседания секторов, которые начинались позже. Кох составляла на Филиппову акты об отсутствии на рабочем месте и высчитывала разницу из зарплаты. Саму зарплату изменила с 14 с чем-то тысяч до 4 800. Из последней суммы она и высчитывала за прогулы. В мае Филиппову уволили вновь. Аспирантка обжаловала увольнение в суде, но дело приостановлено, потому что институт подал апелляцию в городской суд по первому восстановлению Филипповой.

- Естественно, я не приходила в институт, потому что в эти часы там нечего было делать. Я лаборант. Зависимый от сектора человек. Я не могу там заседать одна. Со мной Кох избегала открытых бесед. В основном со мной общался представитель отдела кадров Олег Соколов. Мне Кох сказала однажды, что она не пускает меня в архив, потому что это не моя работа. Хотя это мои должностные обязанности, помогать сектору в поиске материала. Кох кричала мне: "Вы будете ездить каждый день! Чтобы я вас видела!" - вспоминает Филиппова.

От того же анонимного источника ЗАКС.Ру узнал, что аспирантка оказалась в числе тех, кто не подписал договора о гибком графике работы. Филиппову не пускали в библиотеку, потому что молодая ученая уже не числилась сотрудником института и якобы нахамила охраннику. К слову, ЧОП появился в РИИИ с приходом Кох. За более чем век работы института в нем никогда не работала охрана.

При этом показательна позиция городских властей. В отличие от петербургских депутатов, пытающихся спасти ученых и уникальный институт, ни губернатор Георгий Полтавченко, ни "культурный" вице-губернатор Василий Кичеджи не сделали ни одного шага в этом направлении. А Кичеджи, как упоминалось выше, наоборот фактически занял сторону Кох: его визиты заканчиваются выговорами и увольнениями ученых.

Между министерством и наукой

Оптимизация напоминает "академическое дело", когда из-за реогранизации в особняке на Исаакиевской площади остался один лишь отдел музыки. Создается впечатление, что Минкульту нужны эффективные менеджеры, которые выжмут из учреждений культуры деньги и научат ученых экономии. На НИИ давит указ президента № 597 и требования "дорожной карты" в области образования и науки, утвержденные распоряжением правительства  № 2620-р, в которых определяются задачи по повышению заработной платы научных сотрудников и оптимизации деятельности учреждений.

Вместо комментариев заместитель Кох по развитию института Юрий Бундин прислал в редакцию письмо, в котором упрекнул ЗАКС.Ру, что СМИ использует в качестве источника информации по данной теме только Кумукову, одну сторону конфликта.

Однако, другой источник информации, Ольга Кох отказалась давать комментарии ЗАКС.Ру по телефону. Не ответила она и на письменные вопросы. Как и ее заместитель по научной работе Дмитрий Шумилин.

Сергей Кагермазов

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости




Новости19 июля
Смотреть предыдущие новости →





Главное ↓ 

О редакции Реклама