ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Дзене ЗакС.Ру в Дзене

Позиция 10 октября 2012, 23:25

Защита Самуцевич: "Адвокаты оппозиции" сделали петлю, из которой ни им, ни подзащитным было не выбраться

Суд освободил участницу группы Pussy Riot Екатерину Самуцевич. А ее подруг – осужденных Надежду Толоконникову и Марию Алехину – нет. Формально Самуцевич освободили потому, что она нашла нового адвоката. А тот взял и объяснил, что его подзащитная в акции в ХХС почти что не участвовала. И сидеть ей не за что. Почему в действительности суд освободил Самуцевич, а остальных отправил в колонию, ЗАКС.Ру объясняли адвокаты Pussy Riot и другие эксперты.

Ирина Хрунова, новый адвокат Екатерина Самуцевич:

- Я предложила такую линию защиты, которую суд посчитал правильной, вот и все. Принципиальная разница здесь в индивидуализации действий каждого человека. Она (Самуцевич - прим. ЗАКС.Ру) реально участвовала не во всем панк-молебне, а только частично.

Но говорить, что вся предыдущая защита строилась неверно - неправильно. Потому что наши сегодняшние доводы были приведены не вместо старых, а в дополнение к ним.

Дмитрий Озимок, адвокат, с которым велись переговоры о возможном участии в защите Самуцевич:

- Вчера, еще до заседания суда, я “предрек” то, что отпустят Самуцевич. Я сказал, что ее выпустят, а подзащитные тех адвокатов, которые остались - конечно же, сядут. Так и получилось.

Власть неоднократно напоминала: “Ребята, смените свою позицию, смените стратегию, смените “оппозиционных” адвокатов. Вам необходимо все признать, извиниться и сказать, что вы больше не будете.” Неоднократно высказывался и патриарх Кирилл, и премьер-министр, что нужно девушек пожалеть. Можно было это все сопоставить и предсказать, как нужно действовать.

Это как в боксе: важно не только уметь бить, но и уметь держать удар. В данном случае держать удар - это признать вину и деяние, которое совершили, а также покаяться и извиниться. Я считал, что нужно сделать все, чтобы они вышли на свободу, пусть даже ценой бренда Pussy Riot.

Власть защищала саму себя, а, к сожалению, не закон, а адвокаты защищали оппозиционное настроение, а не девушек и только.

Поступила Самуцевич правильно, отказавшись от адвоката. “Адвокаты оппозиции” сделали петлю, из которой им самим было не выбраться или неудобно выбираться, так как пришлось бы полностью поменять свою позицию в суде.

Адвокаты стояли на позиции: мы против власти. Но если это делается ценой свободы девушек? Наверняка эта позиция вырабатывалась вместе с подзащитными, но девушки наверняка слушали адвокатов, которые говорили: именно так и нужно. Если их свобода - только повод теперь кричать два года и хаять власть, то пожалуйста. А если цель все-таки адвокатская, то необходимо было сменить стратегию. Потому что это все равно что драться с Майком Тайсоном: бить его, бить, а ему даже не больно, и он улыбается. С более сильным противником надо было поступать хитро и умно. Новые адвокаты так и сделали.

Эдуард Лимонов, лидер партии "Другая Россия":

- Ее попросили убрать адвоката Волкову, которая раздражала суд, и пообещали, наверно, что наказание будет менее суровым. Скорее всего, так - это догадка, конечно. Но фактически Самуцевич не участвовала (в панк-молебне - прим. ЗАКС.Ру), сегодня это было озвучено. По нашим российским судебным традициям, она считается только подготавливающей преступление. Это уже половина срока.

Второй аспект - власть решила сделать такой жест доброй воли, а вот “дерзких” девушек Алехину и Толоконникову оставили. Власть была раздражена, потому что они вели себя “дерзко”. Это такой полицейский и судейский термин: человек, который не идет ни на какие  соглашения с полицейской и судебной властью. Таких называют дерзкими или высокомерными. В результате что мы имеем: вроде бы и послабление одной из них, освобожденной из зала суда, и в то же время власть сохранила жесткость приговора, две других поедут в лагерь.

Откуда мы знаем, какие у нее мысли? Что, в каждом процессе человек, получающий меньше других, должен быть подвержен остракизму? Мы не знаем, поступилась ли она чем-либо. А чем - она так же и осталась Екатериной Самуцевич. Это все игры власти, они это сделали.

У власти своя цель: им надо угодить и церковникам, и одновременно интеллигенция чего-то просит. Власть есть власть, она должна угодить всем. Я не думаю, что в данном случае она так уж жестко обходилась. У нас (“Другой России” - прим. ЗАКС.Ру) в то же время шел процесс Таисии Осиповой: ей дали вместо 10 лет 8. С нами власть обходится куда хуже.

Марк Фейгин, адвокат Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной:

- Я все время говорю, что рано или поздно такое может произойти. Я не понимаю, почему кому-то что-то еще осталось непонятным. Я не понимаю, почему избирательно действует закон. По отношению к Толоконниковой и Алехиной закон не действует, их оставляют на 2 года лишения свободы в колонии. А в отношении одной из участниц закон действует. Ее участие действительно отличаются: она 15 секунд была на амвоне, и ее свели оттуда. Остальные были еще 32 секунды, но в отношении них такая пропасть, яма. Мало того, у Алехиной и Толоконниковой малолетние дети, и почему этот фактор не учитывается, а недолгое пребывание на солее и амвоне Екатерины Самуцевич учитывается? Как действует закон? Это вопрос не к Самуцевич, это больше вопрос к суду и правоохранительной системе, в конце концов, к политической власти. Потому что я вижу здесь руку Кремля, безусловно.

Я не могу говорить, что здесь какая-то сделка со следствием, я при этой сделке не присутствовал, у меня такой информации нет. Я с Самуцевич с 1 октября не общаюсь. У нее совершенно своя линия защиты, она действительно отличается от нашей линии. У нас была общая линия, а у нее получилась такая сепаратная. Почему она это сделала, в чем мотив, кто это сделал? Не знаю.

У нас целые ходатайства написаны в суде первой инстанции о индивидуализации роли Самуцевич, о том, что она была на амвоне очень недолго. Достаточно посмотреть протоколы первых заседаний и твиттер-трансляцию. Разница в том, что раньше это делалось совместно с другими подзащитными, в рамках общей линии. А теперь Самуцевич это делает отдельно.

Сергей Шелин, политолог:

- Позиция Самуцевич смягчилась. Она не то чтобы пошла сильно навстречу властям, но она деполитизировала свою защиту. Ну и власти тоже, видимо, были рады сделать какой-то жест, потому что на них со всех сторон давят, что они жестоко обращаются с Pussy Riot. Получилось такое встречное движение.

К концу первого процесса обвиняемые вместе со своими адвокатами, которые тоже очень политизированы, с большим нажимом подчеркивали, что этот процесс политический. Что, конечно, сильно раздражало власть - хотя процесс, конечно, был политическим. Сейчас одна из обвиняемых сделала такой полушаг навстречу властям. Ее защита подчеркивала, что она де-факто почти не участвовала в самой акции - это правда. Но их осудили вовсе не за акцию, а за ролик. В какой-то степени Самуцевич и ее защита стали играть по тем правилам, которые им навязывали власти. Но не будем преувеличивать степень этого движения навстречу. Власти тоже хотели показать, что они не всегда кровожадны, что они кровожадны выборочно, вот и пошли навстречу.

Это неоднозначное событие, там есть, конечно, и раскол, но расколы всегда есть. Но есть и хорошее: слава Богу, что хоть одну из участниц выпустили. Жаль, что властям не хватило ума сделать это для всех.  

Мария Смирнова

Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Дзене , Телеграм , Дзен.Новости




Смотреть предыдущие новости →






О редакции Реклама