18+    полная версия
Политическая жизнь Северо-Западного региона

Архив Новости Статьи Интервью Медиатека Позиция Голос блога Пресс-релизы



31 августа 2010, 21:26   Статьи

Самолетов против Богданова: кто лжет?

Проректор СПбГУ Сергей Богданов отреагировал на обращение Сергея Самолетова к президенту, заявив, что все слова последнего — ложь и передергивание. Между тем в выступлении Самолетова упоминаются коррупционные схемы, к которым Богданов имеет непосредственное отношение.

На прошлой неделе доцент СПбГУ председатель профсоюза "Универсант" Сергей Самолетов выступил с акцией протеста, ставшей ныне уже традиционной для многих отчаявшихся, — с видеобращением к президенту. Самолетов поведал Дмитрию Медведеву, а заодно и всему интернету о коррупции, творимой в Большом университете под эгидой ректора Николая Кропачева. Реакция Кропачева не заставила себя ждать: вскоре публично выступил проректор декан филфака СПбГУ Сергей Богданов, заявивший, что все слова Самолетова — ложь и передергивание. При этом, что интересно, в выступлении Сергея Самолетова упоминаются коррупционные схемы, непосредственное отношение к которым имеет и Богданов. Попытаемся разобраться, есть ли огонь за этим дымом.

Вот фрагмент выступления Самолетова, имеющий непосредственное отношение к Сергею Богданову: "В последние годы никакими значительными достижениями Университет похвастать не может. При полном бюджетном финансировании фактически провалены основные федеральные программы: строительство научной библиотеки им. Горького, реставрация дворца Бобринских. Под угрозой оказалась реализация совместных программ с зарубежными партнерами, в частности с американским Бард-колледжем. Университет теряет зарубежные гранты".

Многострадальный дворец
Реставрация дворца Бобринских и проблемы с американским партнером Бард-колледжем — это две стороны одной медали. В стенах дворца, расположенного по адресу ул. Галерная, д. 58–60, до недавнего времени располагался Смольный институт свободных искусств и наук. Фактически это совместная программа с Bard College, представляющая собой полноценный факультет; формально — лишь часть одной из кафедр филологического факультета СПбГУ, под которую, однако, в свое время специально было выделено здание дворца Бобринских.

Деканом филфака с 1997 года работает Сергей Богданов, при Кропачеве обзаведшийся также статусом проректора. Поэтому все, что происходит во дворце, делается либо при его непосредственном участии, либо при возможности контроля с его стороны — если бы таковой контроль он пожелал осуществить.

Отвечая на обвинения Самолетова Сергей Богданов в комментарии РИА "Новости" заявил: "Для всех универсантов, которые занимаются общим делом, важным для нашего города, для всей России, очевидно, что в тексте (видеообращения. — Ред.) нет ни слова правды, а есть лишь тенденциозная подборка недостоверной информации".

Так как же, передергивает Самолетов или в его словах есть рациональное зерно? Чтобы разобраться в этом, обратимся сначала к истории реставрации дворца Бобринских.

Реставрация началась, ни много ни мало, в 2004 году. Закончить планировали к 2006-му, однако работы ведутся до сих пор. Всего на дворец уже ушло 300 млн рублей, и конца-края пока не видно: отремонтированы два крыла здания, но центральная часть все еще ждет своей очереди.

В цивилизованном государстве у надзорного ведомства давно бы возникли вопросы к горе-реставраторам: почему так долго, а главное, почему так дорого? Но, памятуя о чудесных контактах Николая Кропачева в правоохранительных органах, удивляться невнимательности Фемиды не приходится. Между тем и в таких условиях краешек правды дважды пробился через завесу молчания. Впервые — в 2007 году.

Работы во дворце ведет ЗАО "Трест "Севзапкурортстрой", технадзор осуществляет ООО НПО "Наука — строительству". Так вот, по итогам 2007 года это НПО обратилось в Дирекцию по строительству зданий СПбГУ с письмом на имя директора Сахновского В. А., где сообщало, что подрядчик по предъявленным актам не выполнил работы на 15 млн рублей (соответствующие документы имеются в редакции). При этом стоимость невыполненных работ… превышает общую сумму по актам, которая составляет 12,5 млн! То есть это не Университет должен был платить подрядчику, а наоборот — подрядчик должен был вузу 2,5 млн, так как тот ранее оплатил ему невыполненные работы.

Реакция Сахновского на это письмо неизвестна. Однако известно, что в дальнейшем НПО "Наука — строительству" об обнаруженных ими просчетах ничего дирекции не сообщало. В частности, они ничего не обнаружили в августе 2008 года, когда к тому же Сахновскому со служебной запиской обратился его заместитель Геннадий Горячев.

Горячев должен был подписать некие формы КС-2 и КС-3, которые подтверждают возможность оплаты выполненных работ. Однако зам Сахновского отказался это сделать: "КС-2, КС-3 должны соответствовать фактически выполненным работам. Вместе с тем запроцентованы все работы, включенные в смету, не подтвержденные рабочими чертежами, актами на скрытые работы и дополнительные работы с подтверждением исполнительными чертежами. Всего по корпусу № 1 и каменной ограде неподтвержденных и неоформленных соответствующим образом работ в базовых ценах на сумму 771 407 рублей (в текущих ценах — около 4 млн рублей) ".

Сахновский не прореагировал и на это заявление — если не считать реакцией лишение Горячева премии, а также отстранение от работы на месяц. Неугомонный замдиректора обратился также к проректору по экономике и соцразвитию Станиславу Еремееву, к сменившему Сахновского Половцеву, наконец, к самому ректору — Николаю Кропачеву. Вы можете догадаться, с каким результатом.

КС-2 и КС-3 Сахновский, кстати, перед своим уходом таки подписал… Но Геннадий Горячев и на этом не успокоился: нарушая все установленные у чиновников правила, он с имеющимися у него материалами обратился в прокуратуру Петербурга, которая передала рассмотрение вопроса в ТУ Федеральной службы финансово-бюджетного надзора. Ответ службы Горячева вначале обнадежил: "Территориальное управление сообщает о включении проверки ГОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный университет" по отдельным вопросам финансово-хозяйственной деятельности в проект Плана контрольной работы на 2010 год".

Но затем пришло новое письмо, где говорилось о передаче вопроса "по подведомственности" — в общем, прямой факт коррупции, подтвержденный документами, просто замотали.

Судьба Смольного института под большим вопросом
Этим летом из наполовину уже отремонтированного дворца Бобринских неожиданно выгнали Смольный институт свободных искусств. 29 июля проректор Васильев подписал приказ "О выводе из эксплуатации" здания дворца. В том же приказе Сергею Богданову поручается "направить предложения по переносу учебного и научного процесса, ранее осуществлявшегося в здании, в иные здания СПбГУ". Однако у всех заинтересованных лиц возможность продолжения полноценного обучения в Смольном институте вызывала большие сомнения.

Вот что пишет декан факультета антропологии Европейского университета Илья Утехин в своем Живом журнале: "Хотя все должностные лица СПбГУ уверяют, что они горой стоят за программу и все возможное сделают для ее продолжения и развития, фактически случившееся (а именно приказ, выводящий здание из эксплуатации) означает, что Смольному колледжу как мы его знали, настал конец. Расписание и набор курсов таковы, что их в принципе невозможно рассовать по разным аудиториям, расположенным в разных зданиях, даже если такие здания найдутся. Тем более что многие аудитории приспособленного под учебное заведение дворца были специально оборудованы. Компьютерные сети и серверы, видеомонтажная и аудиоаппаратура, кинозал, видеоконференционное оборудование, библиотека — все это составляет комплекс, без которого преподавание по программе Смольного невозможно".

Илья Утехин задается вопросом, не стоит ли провести параллель между наездом на Смольный институт и попыткой закрытия Европейского университета три года назад: по его словам, Смольный, созданный совместно с американским Бард-колледжем, самим своим существованием активно противостоит "нынешнему вектору университетских реформ, связанному с фигурой ректора Кропачева и предполагающему выстраивание вертикали власти внутри университета, бюрократизацию управления, устранение содержательных демократических процедур, усиление идеологического контроля".

Чтобы как-то утихомирить страсти, университетское начальство устроило встречу со смольнинскими универсантами, в которой со стороны руководства участвовал и Сергей Богданов. "Встреча произвела гнетущее впечатление, лишь немного скрашивавшееся тем обстоятельством, что в отличие от собраний в духе сталинского времени народ смеялся и живо реагировал, явно воспринимая происходящее как сценическое действо. Да и сажать вроде бы прямо сейчас никого не собирались — хотя, как известно, наводители нового порядка в университете, вообще говоря, не гнушаются заведением уголовных дел", — описывает происшедшее Илья Утехин.

Но, так или иначе, волна возмущения, подкрепленная обеспокоенностью американских партнеров (вице-президент Бард-коллерджа Сьюзен Гиллеспи специально прилетала для улаживания проблем из Америки), сыграла свою роль: по последним слухам, пока правда не подкрепленным официальными заявлениями, выселять будут лишь один из двух флигелей дворца Бобринских. Между тем на своем сайте Смольный институт свободных наук и искусств уже переименован в программу "Искусства и гуманитарные науки" СПбГУ.

Итак, попробуем подвести неутешительные итоги. Прав ли был Сергей Самолетов, утверждая, в частности, что "реставрация дворца Бобринских провалена" и что "реализация совместной программы с Бард-колледжем оказалась под угрозой", или это лишь "тенденциозная подборка недостоверной информации", как утверждает оппонент Самолетова Сергей Богданов? Риторический вопрос…


Анджей Беловранин
 
Статьи по теме