18+
полная версия

Новости Статьи Интервью Медиатека Выборы-2019 Муниципал



21 мая, 18:53   Интервью

Беседовали Сергей Ковальченко и Сергей Еремеев // Михаил Амосов: Мы хотим повторить подвиг Навального

Заявивший о желании выдвигаться в губернаторы Петербурга депутат городского Заксобрания Михаил Амосов рассказал ЗАКС.Ру, зачем ему нужны выборы и кого он предложит в члены Совета Федерации. Он также сообщил о неудачных переговорах с бывшими однопартийцами из «Яблока» и объяснил, почему ему нравится «Лахта-центр» и не нравится политика Александра Беглова.

IMG_5408 copy 1.JPG (189 KB)

- Михаил Иванович, какие у вас личные взаимоотношения с вашим коллегой Борисом Вишневским?

- Личные взаимоотношения у нас прекрасные.

- А когда вы решили, что пойдете в губернаторы Петербурга?

- Это история долго вызревала.  С того момента, когда было создано «Движение демократического обновления».  Это осень 2018 года. Большая группа людей вышла из партии «Яблоко», потому что были не согласны с внутренней политикой, которая проводилась Явлинским. В партии была построена вертикаль власти, а региональные отделения в значительной степени лишили самостоятельности. Большая группа членов ушла из партии, мы создали общественное «Движение демократического обновления». Когда оно создавалось, мы обсуждали возможность участия в муниципальных и губернаторских выборах. Но окончательное решение было принято в апреле на общем собрании нашего движения. Все единодушно высказались, что мне необходимо участвовать в губернаторской кампании, и я согласился.

- С кем-то из Смольного, из людей близких к власти вы ваше выдвижение обсуждали?

- Нет, не обсуждали.

- Если вы ни с кем это не обсуждали, как вы планируете пройти «муниципальный фильтр»? Не секрет, что больше 90% муниципальных депутатов – члены партии «Единая Россия».

- Мы можем выяснить это только экспериментальным путем. В какой-то момент мы узнаем позицию Смольного по этому вопросу.

- Пока вам эта позиция неизвестна?

- Пока - нет. У меня есть некие косвенные сигналы, но трудно судить, насколько они серьезны. В течение последних месяцев ВЦИОМ несколько раз проводил опросы по губернаторским выборам. В том списке [потенциальных кандидатов в губернаторы Петербурга] ВЦИОМ фигурировала моя фамилия. Это подсказывает, что какие-то размышления по моей фигуре в качестве кандидата где-то в высоких сферах ведутся. Но никаких контактов у меня не было. Будем выяснять все экспериментальным путем так же, как и другие кандидаты. Мы все хотим повторить подвиг Алексея Навального, который [на выборах мэра Москвы в 2013 году] так сделал и был допущен. Проблема в том, что мне надо собрать 77 тысяч подписей, поскольку за мной не стоит зарегистрированная федеральная политическая партия.   

- А у вас есть деньги на кампанию?

- Сейчас мы их, понятно, собрать не можем, но есть некие договоренности, которых пока недостаточно для того, чтобы собрать 77 тысяч подписей. Мы копим обещания. Люди говорят, что после начала избирательной кампании будут готовы перечислить деньги на счет.

- Как нашлись эти люди? Они сами на вас вышли или это ваши знакомые?

- Ну конечно, это мои контакты. Нет такого, чтобы люди сами бежали с деньгами. Для этого нужно иметь более понятные перспективы для регистрации. Тут как раз муниципальный фильтр сильно мешает. Как всегда, все боятся прогадать. Человеческая психология так устроена, что не хочется голосовать за кандидата, который проиграет, или давать деньги кандидату, которому не дадут пройти муниципальный фильтр.

- Но траты есть уже сейчас. У вас появился пресс-секретарь, появился сайт. На текущем этапе вы выделяете деньги из своего кармана, или бизнес уже начал оказывать поддержку?

- Пока, если говорите о пресс-секретаре и так далее, это в рамках тех возможностей, которые есть у депутата. Но я сейчас готовлю выпуск депутатского отчета, на это уже нужны дополнительные деньги. Они поступят, и в ближайшее время мы опубликуем эти материалы.

- На губернаторских выборах 2003 года вы получили 7,6% голосов, а в 2014 году не стали выдвигаться, объяснив, что не видите перспективы победы.  Сейчас перспектива появилась?

- Ситуация меняется. В 2014 году я считал необходимым поддерживать Оксану Дмитриеву. Если бы я видел вариант регистрации Оксаны Дмитриевой на этих выборах, я бы, наверное, и в них не участвовал. Думаю, что она тот кандидат, которого точно не зарегистрируют.  Не знаю, будет ли она вообще выдвигаться.

- Сыграла ли роль личность потенциального главного кандидата Александра Беглова в том, что вы решили пойти на выборы? Он подходит Петербургу?

- Если бы баллотировался Георгий Полтавченко, наши решения были бы теми же самыми. Для меня Полтавченко и Беглов – одна политическая линия, главное в которой – недемократизм. Решения принимаются без серьезных обсуждений с жителями. Вот вам пример вчерашнего дня. Я был на заседании согласительной комиссии между Законодательным собранием и органами исполнительной власти по теме объектов культурного наследия. В ходе разговора коллеги из исполнительной власти нам сообщили, что уже практически принято решение о размещении нового кампуса СПбГУ в Пушкинском районе. Кто об этом что знает? Я работаю в университете и могу сказать, что этот вопрос не обсуждается с коллективом университета. Он обсуждается между руководством правительства Российской Федерации и руководством университета, а городское сообщество в этом не участвует. А потом мы в один день проснемся, а нам скажут, что решение принято. Как это уже было с Исаакиевским собором и так далее. Дело не в том, что один хотел бы передачи Исаакия, а другой этого не хочет, дело в том, что нет механизма обсуждения. Поэтому безотносительно конкретной фигуры эта политическая линия меня и моих коллег не устраивает.

- Все-таки есть конкретная фигура Беглова, и есть конкретные действия и бездействия с его стороны. Во-первых, ситуация с уборкой города зимой. Во-вторых, информационное сопровождение уже де-факто начавшейся кампании Александра Дмитриeвича. Наконец, мы видим, что было 1 мая на согласованном мероприятии...

- Давайте по пунктам. «Движение демократического обновления» организовало большие слушания, на которых мы анализировали ситуацию с организацией уборки снега. Мы не обсуждали, много или мало техники, а говорили именно об организации. Все компании, которые работают в Петербурге, принадлежат городу, либо это акционерные общества, либо ГУП. У нас крупнейшим ГУПом руководит человек, которого при Валентине Матвиенко выгнали за плохую уборку снега. И он опять руководит ГУДП «Центр». Ситуация, конечно, должна быть совершенно другой. Дороги должны чистить частные компании, которых нанимает город и которые сами закупают технику, исходя из контрактов, рассчитанных на время амортизации. Мне кажется прогрессивной идея закрепить тротуары и внутридворовые проезды за прилегающими жилыми домами, потому что почти во всех ТСЖ и ЖСК, которые имеют выделенную территорию, проблем со снегом не было. Эта система действует в Финляндии, в Эстонии, в Германии. А как решает эту проблему Беглов? Он просто на городские деньги покупает технику, которая потом опять сломается, потому что она будет в руках этих умельцев. Какой был второй пункт?

- Информационное сопровождении кампании Беглова.

- Тут мы ничего другого и не ждали. Равенства кандидатов ждать трудно. Думаю, что с Полтавченко была бы та же ситуация. Как депутат я могу сказать, что не удовлетворен качеством ответов губернатора, которые он нам присылает. Как правило, это справки. О том, что в них сообщается, я обычно и так знаю. Что касается 1 мая, я тоже был участником этого шествия. Конечно, это было безобразие. Трудно сказать, насколько организатором этого была городская исполнительная власть.

- Но там же была представительница комитета по вопросам законности.

- Она вела себя неактивно. На мои вопросы, почему происходят задержания, отвечала, что полиция действует без ее указания. Она не взяла на себя ответственность за ликвидацию этого мероприятия. Когда задержали депутата Максима Резника, мы с депутатом Сергеем Трохманенко пошли объяснять полицейским чинам, что его надо выпустить. Но они связывались не со Смольным, а, как я понял, с Москвой.

IMG_8203.JPG (415 KB)

- То есть вы считаете, что разгон устроила Москва?

- Я этого не исключаю. Но губернатор должен был провести разбор полетов в своем коллективе и сказать, что его сотрудник действовал неправильно, и из этого будут сделаны выводы.

- Наоборот, на сайтах комитетов Смольного уже 1 мая появились обвинения организаторов демонстрации в провокации.

- Я не вполне удовлетворен тем, как была организована демонстрация. Как участник считаю, что колонна должна была объединять всех, а не делиться на сегменты. Наверное, организаторы должны были иметь в своих руках мегафоны, а не отдавать их кому-то другому. Но даже эти мои внутренние претензии не означают, что полиция должна была вести себя так, как она себя повела. Провокационные задержания были с самого начала. 

- Получается, что полиция спровоцировала?

- Я считаю, что да. Но я был против того, чтобы колонна останавливалась. Я пытался уговорить тех, кто остановился, потому что было понятно, что остановка закончится полным разгоном демонстрации. Но первым импульсом были задержания, не объясненные демонстрантам и организаторам.

- Все-таки хочется, чтобы вы дали оценку работе Беглова.

- Понимаете, я вам говорю о политической линии, а вы хотите, чтобы я рассуждал лично о Беглове. Мой политический стиль заключается в том, что я не обсуждаю оппонентов, я обсуждаю их дела и их политическую линию.

- Когда вы выдвигались в губернаторы в 2003 году, городом тоже управлял Беглов. Он как человек изменился за эти 16 лет?

- Я думаю, что это один и тот же человек. Но был один парадокс. В 2003 году я с ним беседовал в Смольном по поводу разрешения какого-то митинга или демонстрации, уже не помню какой. И мы тогда договорились, он пошел навстречу. Если говорить о митингах и демонстрациях, тогда он вел себя иначе. Но это не изменение Беглова, это изменение общей обстановки в стране.  

- Вы не раз говорили о необходимости оппозиции вести диалог с действующей властью.  Объясните, пожалуйста, эту мысль.

- Я вам сейчас сошлюсь на слова умного человека, зовут его Владимир Владимирович Путин. 8 мая этого года на заседании Госсовета он сказал о контрактах в экономической сфере: «Побеждают в данном случае не лучшие, а свои». Эту фразу можно вырезать из экономического контекста и поместить в политический. То, что происходит в экономике, это следствие урезания политической конкуренции. Я сторонник развития парламентаризма и политической конкуренции в легальных формах. Я не за майданную схему, а за схему развития нормального демократического процесса. Конечно, многим очень нравится, когда все в их руках, все контролируется. Но это тупиковый путь, потому что из этого вырастает, например, та же ситуация с уборкой снега, когда убирают не лучшие, а свои, которым дали на кормление эту отрасль и еще подбрасывают бюджетные деньги. Я сторонник эволюционного развития демократических институтов. Сделать это очень трудно, но я по мере своих сил участвую. Поэтому и выдвигаюсь в губернаторы.

- По этой логике получается, что если вы пройдете «муниципальный фильтр» и будете зарегистрированы, то вы для власти свой.

- Кого-то же должны зарегистрировать в качестве кандидатов. Мы же видели выборы прошлого года,  когда во Владимире, в Хакасии, на Дальнем Востоке зарегистрировали вроде подходящих людей, а они потом взяли и выиграли выборы. Давайте исходить из этой логики. Думаю, что «муниципальный фильтр» пройдет кандидат от КПРФ. Коммунисты сказали, что это будет Владимир Бортко. Пока я вижу двух кандидатов, которые точно будут участвовать в гонке: Беглов и Бортко.

- А Борис Вишневский, по вашему мнению, подписи муниципалов не соберет?

- Думаю, нет. Про себя не знаю.

IMG_6148.JPG (261 KB)

- Что сделает губернатор Петербурга Михаил Амосов первым делом, когда вступит в должность?

- Много что надо сделать. Но по закону сначала я должен буду предложить членов Совета Федерации. Назвать этих людей я должен, уже внося свою кандидатуру. Я уже договорился с двумя людьми, но по закону надо иметь трех.

- И кто эти двое?

- Во-первых, Сергей Назаров, председатель «Движения демократического обновления». Во-вторых, [член совета по правам человека при президенте России] Наталья Евдокимова. Продолжаю вести переговоры с несколькими другими людьми. А что касается моих первых решений, то это будут решения кадровые. Но давайте будем обсуждать их после моей регистрации, если она состоится.

- Хочется, чтобы вы оценили происходящее вокруг депутата Резника и его семьи. Такой травли никогда не было в Петербурге, и все это идет, как многие считают, при молчаливом согласии и при попустительстве властей.  

- Да, такого еще не было. Мне пришла бумага от информационного агентства «Невские новости» - нас принуждают заниматься слухами, связанными с депутатами («Невские новости» разослали запрос депутатам ЗакСа, в котором указали, что Резник якобы употребляет наркотики и это «бросает тень на всю законодательную власть города» - прим. ЗАКС.Ру). Понятно, что это полная глупость. Мы пришли к такой стилистике и по большому счету не можем здесь ничего сделать. Это средство массовой информации, хоть и весьма своеобразное. Я не являюсь большим поклонником Максима Львовича Резника, наоборот, у нас с ним непростые отношения. Но прозвучавшая идея отрешить его от должности председателя комиссии [по образованию, культуре и науке] мне кажется неправильной. Другие варианты будут еще хуже. Мы понимаем, что этот пост Резник получил благодаря, скажем так, особым отношениям с Вячеславом Серафимовичем Макаровым, но, тем не менее, пусть лучше там будет Резник, чем какой-нибудь единоросс, который вообще головы поднимать не будет. Мы понимаем, что в основе [кампании против Резника] лежит неприятие политической позиции. Но, извините, с оппозиционными депутатами просто надо уметь работать. Власть этого не демонстрирует.

- Может быть, ей этого не нужно?

- Ей, может, и нет, но обществу нужно. Через сопоставление разных точек зрения мы приходим к рациональным решениям. Осенью прошлого года, когда принимался бюджет Санкт-Петербурга, я выступал по этому вопросу и сказал, что меня не устраивает бюджет по нескольким позициям, но прежде всего из-за недофинансирования строительства метро. В этом году мы тратим на строительство метрополитена менее 2% расходной части бюджета. Для сравнения, Москва тратит 7%. Мы тоже можем тратить 5-6%. Эту позицию заявлял не только я, например, Оксана Дмитриева об этом говорила. И мы видим, что сейчас в результате дискуссии и в результате того, что будут выборы, Беглов говорит, что он хочет построить столько-то станций в такие-то сроки.

- Там взгляд достаточно амбициозный: 29 станций к 2032 году.

- Это другой вопрос. Но я уверен, что мы можем добиться изменений в этой сфере. Или история с судебным кварталом. Множество людей, в том числе тот же Вишневский, говорили, что на этом месте необходимо сделать зеленую зону. Говорили-говорили, и вдруг мы это получаем как подарок от президента Путина, к которому обратился Беглов. Но почему все это произошло? Потому что есть какая-то дискуссия на эту тему. Потому что этот вопрос поднимал Вишневский, поднимала «Зеленая коалиция». И потому что маячат выборы, перед которыми надо набирать очки. Даже та ограниченная конкуренция, которая у нас есть, приносит пользу для общества, приводит к более рациональным решениям. Поэтому моя задача участвовать в этой политической борьбе и повышать градус этой борьбы.

- Зеленые насаждения – это прекрасно, но есть и другие общественно значимые темы. Например, история Михаила Цакунова

- Кого?

- Это юноша, который якобы выбил зуб полицейскому на акции 5 мая 2018 года. Он отсидел почти год в СИЗО, а потом ему назначили штраф. Никому до него особо дела не было. Не кажется вам, что борьба за зеленые насаждения подменяет борьбу за людей?

- Одно не отменяет другого. Честно говоря, про эту история я первый раз слышу. До вас ко мне никто не обращался. Но у нас есть серьезное правозащитное сообщество, которое такими сюжетами занимается. Если нужна помощь со стороны депутатов, то я всегда готов.

- Люди, пострадавшие от произвола, могут обращаться к вам?

- Да и обращаются. Например, недавно я побывал в старых «Крестах». Туда переведена колония-поселение из поселка Борисова Грива. Но как колония-поселение может быть в центре города? Ее идея в том, что это более мягкий режим. А тут людей фактически посадили в тюрьму. Они должны под надзором УФСИН ходить на работу, а их под конвоем часа два возят в поселок Никольское. Я занялся этим, потому что ко мне на прием пришел родственник одного из людей, отбывающих там наказание. Сейчас веду на эту тему переписку. Готовлю обращение к полпреду с просьбой закрыть это пенитенциарное учреждение.

IMG_5959.JPG (428 KB)

- Вы один из основателей партии «Яблоко». Вам не обидно за то, что в ней произошло?

- Обидно, но что делать. Партия «Яблоко» не выдержала испытание тем временем, в котором она оказалась. Мы же видим, какая линия сейчас проводится на муниципальных выборах. С кем ни говоришь – никто не может договориться с «Яблоком» о разведении кандидатов по округам. Я сам пытался посылать импульсы через Вишневского, зампреда партии Николая Рыбакова. «Нет, мы не можем».

- То есть по округам будут сталкиваться демократы с демократами, а пролезать будет «Единая Россия»?

- Скорее всего, да. На сегодня есть диалог с «Объединенными демократами», с эсерами, с Партией роста, а с «Яблоком» этого диалога нет. Причем это вообще какая-то общая установка.

- А почему, на ваш взгляд, партия к этому пришла? У нее же были раньше союзы. Вы, например, шли в ЗакС единым блоком с СПС.

- По секрету скажу вам, что это была инициатива петербургского отделения партии «Яблоко», которое проводило такую линию на создание коалиций. Но сейчас автономия отделения ликвидирована, поэтому и коалиций нет. Новую линию проводят присланные люди из Москвы. И тот же Вишневский на вопросы, как поменять эту ситуацию, отвечает, что поменять ее не может. 8 мая я разговаривал на эту тему и с Рыбаковым. Он тоже ничего поменять не может.

- То есть вы имеете в виду, что Максим Кац столь влиятелен, что…

- Да, Кац более влиятелен, чем Рыбаков вместе с Вишневским, которые со мной, конечно, соглашаются, но говорят, что сделать ничего не могут. Такой диагноз.   

- Недавно на своей странице в Facebook вы напомнили, что идете в губернаторы, и выложили свою фотографию на фоне «Лахта-центра». Многие в демократических кругах стоя аплодируют предложениям снести это здание. Почему вы выбрали такой пейзаж?

- Надо научиться правильно оценивать происходящее. То, что этот небоскреб был передвинут на Лахту с Охты - это огромная победа гражданского общества. На Охте он был бы бессмысленным сооружением. Если говорить о нынешнем положении, то я считаю, что мы начали формирование большого и красивого морского фасада Петербурга. Вдоль побережья должны располагаться красивые объекты, такие, как стадион и «Лахта-центр». Я бы предложил разместить там кампус СПбГУ, это был бы шикарный проект в центре города. А небоскреб я считаю украшением Петербурга и горжусь тем, что приложил руку к его перемещению в это место. Помните, была история с Химкинским лесом? Была борьба. Евгения Чирикова проявила большое мужество, но она считает, что проиграла эту борьбу. А я недавно ехал по шоссе, которое построили через Химкинский лес. Это эстакада, такая же как ЗСД в районе Юнтолово.

- Все равно же вырубили лес под эстакаду.

- Вырубили. Но не создали торговых центров, бензоколонок и прочего. Люди могут там гулять. Это некий компромисс, авторами которого была Чирикова и все общественное движение. Они одержали победу, заставив кардинально переделать проект. Точно так же и с «Лахта-центром». Наша победа, что в нем появился какой-то смысл, и он украшает Петербург.   

 
Статьи по теме