ЗакС.Ру во ВКонтакте ЗакС.Ру в Telegram ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен

Статьи 20 июля, 10:29

Три пути Коваля

фото ЗАКС,Руфото ЗАКС,Ру

Рассмотрение дела экс-депутата Законодательного собрания от "Единой России" Романа Коваля близится к завершению. На стадии прений 19 июля прокурор запросил для бывшего парламентария 14 лет колонии строгого режима. На следующей неделе Коваль выступит в суде с последним словом, а пока ЗАКС.Ру напоминает, как судили бывшего парламентария и почему он отказался от признательных показаний.

Предприниматели, врачи и депутаты

Роман Коваль стал депутатом петербургского парламента в 2016 году, до этого 17 лет проработав в МВД. В ЗакС он прошел по партийному списку "Единой России" и ярко себя в законодательном органе не проявлял

Арестовали Коваля летом 2020 года по подозрению в получении взяток. Вместе с ним в СИЗО отправился помощник депутата Андрей Гришин (позже был переведен под домашний арест). По версии стороны обвинения, Коваль  подавал депутатские поправки к бюджету Петербурга о выделении дополнительных денег медорганизациям. Такие же поправки по просьбе коллеги, вероятно, могли подавать парламентарии-единороссы Константин Чебыкин и Борис Ивченко, но о затеях Коваля не знали, следует из озвученного в суде обвинения. 

Там же сказано, что на полученные деньги медорганизации заключили контракты с определенными компаниями, за что тогда еще депутат якобы получал часть денег. "Заносили" Ковалю якобы предприниматель Михаил Лихолетов и Антон Сидоров — все через помощника депутата Гришина, считает обвинение. Всего в деле фигурирует шесть медучреждений с 10 контрактами на более чем 109 млн рублей. Из этой суммы Ковалю могло "перепасть", по мнению обвинения, более 16,9 млн рублей с учетом стоимости автомобиля Audi, который ему передал Лихолетов. Подробнее о предполагаемой схеме передачи денег — в материале ЗАКС.Ру. 

Рассматривать дело в суде начали в ноябре 2021 года. Обвинение считает, что экс-депутат мог нарушить пункт "в" части 5 и часть 6 статьи 290 УК РФ — получение должностным лицом взятки в крупном размере и в особо крупном размере. 

На заседаниях допрашивали множество свидетелей. В том числе помощника Коваля Гришина и предпринимателей Лихолетова и Сидорова. Лихолетов рассказал, когда познакомился с Ковалем и Гришиным и как они позже якобы договорились о "депутатских поправках".

- Андрей Евгеньевич [Гришин] мне сказал, что то, что мы обсуждали предварительно, можно реализовать. Но для того, чтобы было принято решение о финансировании Законодательным собранием Санкт-Петербурга закупок медицинского оборудования, необходимо будет платить 20% от суммы заключенного контракта. В дальнейшем этот нюанс уточнили — не от суммы заключенного контракта, а от выделенной депутатской поправки... Я согласился, - сказал Лихолетов.

Позже его компании и компании его знакомых выиграли несколько аукционов на поставку медоборудования бюджетным организациям. За это Лихолетов, по его словам, якобы платил Ковалю — передавал деньги Гришину. Одна из предполагаемых взяток была оформлена в виде автомобиля Audi, сказал предприниматель. Он сообщил, что купил машину в лизинг и отдал депутату. Через некоторое время платить стало затруднительно — другие предприниматели никаких денег депутату не передавали, так что Лихолетов обратился в органы, поведал он сам в суде. Под их присмотром и прошла последняя передача денег Гришину, его последующее задержание и задержание Коваля. Лихолетов сказал, что раньше не обращался в полицию из-за страха. По словам бизнесмена, в одном из разговоров депутат якобы сказал, что пока не собирается отрубать ему пальцы. 

- Откуда я знаю, что это шутка? - сказал Лихолетов. 

Сидоров рассказал, что с ним связался Гришин, а сам он не знал, на кого тот работает. Предприниматель в суде заявил, что помощник депутата предложил ему помощь в получении новых контрактов от медучреждений. Он сначала долго отказывался, а затем "купился", признался Сидоров. По его словам, контракт получить удалось, а за помощь он передал Гришину 800 тысяч рублей — передавались ли деньги дальше, предприниматель не знает. 

Сам Гришин рассказал, как происходили переговоры и передача денег. Помощник депутата признался, что сам получал часть средств — примерно 200–400 тысяч рублей за раз. Как предпринимателям удавалось выигрывать контракты, Гришин пояснить не смог. 

Из главврачей в суд на допрос пришли только руководитель Покровской больницы Марина Бахолдина, главный врач Городского перинатального центра № 1 (ранее Роддома № 18) Галина Григоренко и бывшая главный врач поликлиники № 91 Наталья Яковлева. Бахолдина и Григоренко рассказали, что обращались к разным депутатам с просьбой о содействии в получении денег на ту или иную закупку. При этом после выделения средств, если это происходит, парламентарии на проведение конкурсов не влияют, ответили главврачи на вопрос адвоката Коваля.  Яковлева дала аналогичные показания, уточнив, что депутаты никаким образом не помогали выбирать поставщиков оборудования. 

Остальные три руководителя фигурирующих в деле медучреждений до суда не дошли. Их показания зачитал прокурор. В частности, он передал слова главврачей Госпиталя для ветеранов войн Максима Кабанова и роддома №17 Антона Михайлова: оба отрицают получение денег за проведение закупок и заявляют, что не слышали о каких-либо договоренностях депутата с компаниями. В показаниях руководительницы роддома №10 Лады Ивановой сказано о ее обращении к Ковалю с просьбой помочь в выделении бюджетных средств, зачитал прокурор.  

Допрашивали в суде и депутатов Чебыкина с Ивченко, к которым Коваль якобы обращался для того, чтобы и они подали поправки в бюджет. Чебыкин пришел сразу и рассказал, что к нему регулярно обращаются медучреждения с просьбой поспособствовать в выделении денег на медоборудование. Депутат заявил, что регулярно вносит подобные предложения. Он добавил, что после утверждения бюджета парламент не может влиять на распределение средств и выбор поставщиков. 

Ивченко долго на суд не приходил. Когда дело приближалось к последней стадии рассмотрения, он все же появился на заседании. Он сказал, что Коваль никогда к нему не обращался с просьбой о подаче тех или иных поправок к бюджету. Это противоречило словам экс-депутата на допросе у следователя, обратили внимание в суде. На что Ивченко сказал, что тогда отнесся к мероприятию "поверхностно". 

Отказ от вины

Как сообщала пресс-служба судов еще в декабре 2020 года, Коваль дал явку с повинной. При этом, он заявил, что "совершил мошеннические действия в составе группы лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения", писала пресс-служба.  

За полгода судебных разбирательств Коваль от своих слов не отказывался, а его адвокат Игорь Резонов в разговорах с журналистами указывал на отсутствие состава преступления по статье о взятке, дело больше подходило под статью о мошенничестве. 

На заседании 12 июля Коваль решил отказаться от явки с повинной по статье 159 УК РФ — мошенничество. Он заявил, что дал ее по совету Резонова. 

- Это абсолютный вымысел и плод творческого воображения адвоката Резонова, - охарактеризовал явку с повинной и показания по ней Коваль. 

Резонов якобы объяснил ему, что по сложившейся практике суды редко выносят оправдательные приговоры и надо дать возможность осудить себя по более мягкой статье. Предложена была якобы статья о мошенничестве, сказал Коваль. Экс-депутат добавил, что также адвокат якобы считал, что после явки с повинной ему могут изменить меру пресечения на более мягкую, а также удастся вернуть в семью автомобиль Mersedes от Лихолетова. 

По словам Коваля, он в 2018 году передал предпринимателю деньги, чтобы тот оплатил свой долг. За это бизнесмен купил Audi и Mersedes в лизинг и передал тогда еще депутату, утверждает последний. Коваль уточнил, что Лихолетов якобы задерживал оплату лизинга, поэтому он настоял на том, чтобы переписать Audi на другую компанию. Из-за этого произошел конфликт, утверждает бывший депутат.  

Он отказался от услуг Резонова в суде 12 июля, тот покинул заседание. Обвиняемый заявил в суде, что поправок к бюджету не подавал — только предложения в бюджетно-финансовый комитет по изменению закона ко второму чтению. Коваль также фактически сказал, что и не мог самостоятельно решать, как голосовать за тот или иной законопроект:

- По сложившейся практике в партии я не мог сам решать, буду ли я голосовать за или против на пленарном заседании за тот или иной проект закона Санкт-Петербурга.

Экс-депутат заявил в суде, что с Сидоровым не знаком, не давал предпринимателям обещания что-либо сделать в их пользу, не требовал с них денег, не давал указаний Гришину брать с кого-то взятки и передавать ему, не брал денег у своего помощника и не вмешивался в заключение контрактов госучреждений. Коваль предположил в суде, что Лихолетов мог его оговорить как раз на почве конфликта из-за автомобиля. На заседании 19 июля бывший депутат добавил, что оговорить его якобы мог и Гришин. Он заключил досудебное соглашение для более мягкой меры пресечения, заявил бывший депутат. Выборгский районный суд признал помощника депутата виновным в посредничестве во взяточничестве (ч.4 ст.291.1 УК РФ) и решил наказать штрафом в 1,5 млн рублей. Позже Санкт-Петербургский городской суд уменьшил сумму до 1,4 млн рублей.

На прениях Коваль отметил, что в материалах дела нет доказательств получения им денег:

- Факты получения мной денежных средств не имеют безусловных доказательств. <...> Объективные доказательства о получении мной денег от Гришина отсутствуют. Его слова являются субъективными доказательствами. 

Об этом же в своей речи сказал и оставшийся у экс-депутата защитник Алексей Егоров. По его словам, предположение Лихолетова о передаче денег от Гришина Ковалю — это догадка. 

- Лихолетов показал, что о сути взаимоотношений Гришина и Коваля не знает, что общение по денежным вопросам было только с Гришиным, Гришин не рассказывал Лихолетову, что передавал денежные средства Ковалю, - отметил адвокат. 

Он добавил, что в показаниях Сидорова передача денег Ковалю тоже не фигурирует. Предприниматель говорил, что договаривался и передавал финансовые средства Гришину, напомнил Егоров.

В суде Коваль также заявил, что поправок к законам о бюджетах не подавал. По словам экс-депутата, он только направлял предложения к ведомственной структуре расходов в бюджетно-финансовый комитет ЗакСа. И то, это происходило ради благополучия государственных медицинских организаций, заявил Коваль. 

Адвокат Егоров обратил внимание на то, что в материалах дела подробно не рассматривается процедура заключения контракта медучреждениями. В частности, не определена роль Коваля в этой процедуре, ответил защитник: 

- Как депутат Коваль, используя свои полномочия, мог влиять на процедуру заключения контракта, проведенного в форме электронного аукциона, органами предварительного следствия не установлено. В материалах уголовного дела отсутствуют доказательства участия Коваля в этой процедуре. 

Егоров заявил, что защита настаивает на невиновности экс-депутата. Его следует оправдать и освободить из-под стражи, считает адвокат. 

Прокурор Алексей Полторак же считает, что вина Коваля вполне доказывается. Он напомнил, как экс-депутат, по мнению обвинения,  якобы мог совершить преступление: договоренности с предпринимателями, подача предложений по ведомственной структуре расходов к бюджету и другое. Прокурор заявил, что показания Гришина "изобличают руководителя преступной схемы". 

Лихолетов в точности изложил описанные Гришиным обстоятельства, отметил прокурор. Он добавил, что во время сотрудничества предпринимателя с правоохранительными органами с помощью технических средств были зафиксированы переговоры с Ковалем и его помощником летом 2020 года. 

- Данные суду доказательства нахожу достаточными для установления вины Коваля в совершении инкриминируемых преступлений, - подытожил свою речь прокурор.

Он отметил, что у Коваля есть смягчающие обстоятельства: трое несовершеннолетних детей. Прокурор Полторак предложил признать экс-депутата виновным по обеим частям статьи 290 УК РФ. В сумме он запросил Ковалю 14 лет колонии строгого режима со штрафом в 88 млн рублей и запретом занимать госдолжность в организационно-распорядительной и административно-хозяйственной сферах в течение 7 лет. Это практически максимальная мера наказания по указанной статье: по п.6 ст.290 УК РФ самое большое предусмотренное наказание — 15 лет колонии.

На следующем заседании 28 июля планируется заслушать последнее слово Коваля. Он просил дать ему на подготовку две недели, но судья решила, что экс-депутату на это хватит и полных восьми дней. 

София Саттарова


Подписывайтесь на канал ЗакС.Ру в Яндекс.Дзен , Телеграм и Яндекс.Новости
Рейтинг персон в этом материале
Упоминаемые персоны

Обсуждение
 ПРАВИЛА
Запрещается: Оскорбление участников дискуссии и иных лиц, употребление нецензурных слов и брани, разжигание межнациональной розни, пропаганда насилия, спам и реклама других сайтов, комментарии не по теме материала, обсуждение действий администрации сайта. Администрация сайта оставляет за собой право удалить комментарий, если он нарушает эти правила.






Новости11 августа
Смотреть предыдущие новости →




Главное ↓ 


О редакции Реклама